Король Лев. Свет во Тьме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Свет во Тьме. » TLK » Фанфики


Фанфики

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

История о сотворении мира

Сначала был Айхею Прекрасный, первый из живущих и создатель всей прочей жизни. Он имел много детей-духов, и он делился с ними своей любовью и знанием. Это было счастливое время, но его детям-духам было не достаточно бесплотного существования. И Айхею чувствовал, что его дети стремились к большему. Тогда Айхею пошел в мир Ма'ат, который тогда был совершенно темным и безжизненным. Он создал два светила в небесах: Солнце и Луну. И свет Солнца превращал воду в облака, и везде, где из облаков шел дождь на сухую землю, из нее начинали расти зеленые растения. И с этого времени мир Ма`ат превратился из уродливого в прекрасный.
И Айхею призвал своих детей-духов, чтобы показать им свою работу. Красота земли была первым, что они увидели, и они остались довольны. Какое-то время они изучали мир, одни предпочли небо, другие землю, третьи деревья и четвертые воду. И все же духи еще были бесплотны: солнце не грело их, ветер не приносил прохлады им, вода не обмывала их, и они не могли чувствовать траву под ногами. И они спросили Айхею: «Что мы будем делать с этой землей? Мы чужаки здесь». Тогда Айхею увлажнил почву водой и своими руками вылепил первые тела. Одни были рыбами, другие птицами, третьи животными, ходящими по земле и лазающими по деревьям, каждый в соответствии со своим предназначением. Когда Он вдохнул в них жизнь, они стали обиталищем для детей-духов. Так. они, наконец, стали частицей этого мира, смогли чувствовать тепло Солнца, прохладу ветра, воду и траву. Помимо этих у них было множество других удовольствий. Но они также получили предупреждение: ценой удовольствия часто бывает боль. И прошло совсем немного времени, прежде чем все они поняли, что значит боль, хотя они уверяли Айхею, что удовольствие стоит того. Это было первое соглашение, что удовольствие стоит боли.
Тела мира Ма'ат не вечны. Земля, вода и воздух могут существовать только по отдельности. Когда они смешаны, они устают и стремятся разделиться. Именно поэтому смерть и разрушение — часть этого мира, и в конечном итоге всё в этом мире возвращается к основам. Айхею знал это и предпринял ряд мер, чтобы предотвратить прекращение жизни. Он пошел к озеру Мара и превратил его воду в первое молоко. И все животные собрались, чтобы выпить молока из него.
Молоко дает жизнь животным, как дождь дает жизнь растениям, потому что оно заставляет ненадолго смешаться землю, воду и воздух. И все, кто пил молоко, получили дар производить молоко в своих телах. Молоко самца может пробудить новую жизнь в теле его подруги, а молоко самки может вскормить ее. Ведь никто из живых, кроме Айхею, не может создать новую жизнь из земли, просто подув на неё. Это было второе соглашение, что Жизнь должна продолжаться вечно.
Мир был очень велик, но не бесконечен. Так что Айхею предложил своим детям два выхода. Или они сами выберут, кто продолжит род, или он сам их рассудит по справедливости. Они сказали: «Суди нас по справедливости», никто из них не хотел жить один. Тогда Айхею избрал часть животных быть охотниками, а остальных быть теми, на кого охотятся, чтобы они могли поддерживать на земле равновесие. Так возникли все виды, и их образы жизни, которых они придерживаются и по сей день. Это было третье соглашение, за жизнь надо бороться.
И когда Айхею закончил, он показал им, что все это было не случайностью, а частью его плана с самого начала. Циклы рождения, взросления, смерти и разрушения как четыре ноги, чтобы идти вперед, они должны работать вместе. По причине своей доброты, он хотел, что бы его дети приняли эти соглашения по своей воле.
Некоторые не приняли эти соглашения. Эти духи были первые Нисеи, это были добрые духи, наблюдающие за балансом в мире. Их часто называют младшими богами, но они самые настоящие братья животным. Старшие боги выросли из молочного озера, и все они были добрые, как Айхею, пока горилла Коко не бросил грязь в озеро и не испортил молоко. Из него появились Макеи, злые духи.
Но Коко признался в содеянном перед Айхею и был прощен. Айхею приказал ему очистить озеро от грязи, и он стал хранителем озера, пока оно не пересохло в конце первой эры. Так как он каждый день пил молоко, то начал стареть, только когда оно кончилось, и всего он прожил двести семьдесят лет.
Я не хочу, что бы вы ничего не знали о смерти, которую Айхею приготовил для всех своих детей. Когда умирает животное, чья жизнь была угодна Богу, оно становится одним из вторых Нисеев. Они следят за благополучием тех, кто живет после них. Величайшие из вторых Нисеев — Великие Короли Прошлого и те, кого Айхею благословил за хорошую службу. Коко стал одним из вторых Нисеев. А те животные, которые постоянно творят зло, присоединяются к Макеям. Они приговорены блуждать по земле без тела, пока не увидят Айхею и не заслужат освобождения. Их называют Макеи, что означает «носители слез» за то, что их страдания заставляют Айхею плакать.
Первые дети Айхею были близки и Богу, и друг другу, их души свободно бродили вместе. Но их дети, рожденные на Земле, не могли слышать слова Бога. Чтобы удержать их от полной потери связи с ним, Айхею объявил некоторых своих детей святыми, и они с рождения могут слышать его, когда он говорит. Их называют шаманами. Их прямая обязанность донести до народа слова Бога честно и бескорыстно. Лгущий шаман хуже, чем Макей, и Айхею не будет ни плакать по ним, ни сожалеть о них.
И до тех пор, пока эта история передается из поколения в поколение, без добавлений и изменений, благословение Айхею будет с каждым, кто услышит ее.

0

2

История Н’га и Суфы

— Така, о чем мы
говорили? — Ахади знал, что мог положиться на него.
— О том, что были два брата Нга и Суфа. И они были очень известны. Однажды Нга подрался с Суфой из-за львицы. Не из-за простой львицы — она была белая, как облако, и обладала магической силой, и если бы кто-нибудь женился на ней, то его королевство стало бы великим. Но она была одна такая, а они оба хотели жениться на ней. Тогда они пошли к озеру — это самая крутая часть — и дрались весь день и всю ночь без перерыва. Они дрались и на второй день.
Он начал ходить вокруг Муфасы. — И весь третий день они дрались. Они даже не спали. Они дрались целых пять дней и ночей, потому что она была такая милашка, а они настолько упрямы, что ни один не хотел уступать. И на пятый день они оба одновременно уснули. И пока они спали, львица убежала и вышла замуж за волшебного льва с такой же силой, как у нее, а Нга и Суфа чувствовали себя потом как пара идиотов.

Когда Рамалах был правителем великого королевства, его жена забеременела двумя сыновьями. Это были братья Н’га и Суфа, о которых сложено много историй. Н’га и Суфа были такими смелыми, что боролись даже в животе матери, и ей приходилось есть травы, чтобы унять дискомфорт.
Когда пришло им время родиться, она назвала их Н’га и Суфа, по имени Солнца и Луны, чтобы они всегда следовали друг за другом. Хотя братья часто дрались друг с другом, у них были добрые сердца и они следовали заветам Айхею. Королева Шакула узнала об их судьбе у шаманов, и была очень счастлива и опечалена одновременно. Все шаманы сошлись во мнении, что Н’га и Суфа проживут счастливые, но короткие жизни. С этого момента она ни с кем не оставляла их, кроме своей сестры Альбы, поскольку постоянно о них беспокоилась.
Однажды, когда Шакула куда-то отлучилась, Альба взяла львят спать к себе в пещеру. В эту ночь земля сотряслась, и вход в пещеру, где жила Альба, завалило. Когда Шакула вернулась, она обнаружила завал и попыталась раскопать его. Но всех ее стараний и материнской любви было недостаточно, чтобы расчистить вход. Другие львицы копали по очереди, и работа шла от восхода луны до заката солнца. День, два, три, затем четыре дня прошло, и львят все еще не могли достать. Все надежды ушли, и Шакула осталась копать одна, она была упорной и продолжала работать в пятый день, чтобы увидеть их тела в последний раз. Она была уверена, что пророчество исполнилось.
На пятый день Шакула разрыла вход в пещеру. Н’га и Суфа вышли слабые, но живые. Шакула заплакала от радости и начала благодарить Айхею. Но когда она посмотрела внутрь, то увидела, что ее сестра Альба лежала мертвой. У Альбы не было молока, и она вскрыла себе вены на лапах и кормила их своей кровью, чтобы они выжили.
Тело Альбы перенесли в поле, и по пути на месте каждой упавшей капли крови вырастал прекрасный цветок красного цвета, который с этого дня называется альба в память о ней. Из этого цветка приготовляют лекарство, называемое «кровь милосердия», и оно обладает огромной силой исцелять и успокаивать.
Н’га и Суфа выросли большими и сильными, и однажды пришло время искать им жен. Как раз в это время белая львица по имени Миншаса забрела в их королевство. Н’га и Суфа были потрясены ее красотой и силами, которыми она обладала. Поскольку они оба были сильными и решительными, они дрались пять дней без еды и сна. На пятый день, оба брата заснули глубоким сном, и пока они ни о чем не подозревали, Миншаса нашла Мано, за которого немедленно вышла замуж, основав тем самым великий народ. Когда Н’га и Суфа проснулись, они очень огорчились и почувствовали себя очень глупыми, и поклялись, что не будут драться до конца своих дней.

0

3

Автор: Matrasa
E–mail: rocket-lion@mail.ru
ICQ: 424055505

Первая охота

Кусты шиповника покачивались от легкого ветра. Опаленные солнцем и объеденные дикими пчелами цветы пожухли, а где и упали на лежащий рядом камень. Длинные кривые корни высунулись из сухой земли и со временем посветлели. Как кости мелкого зверя, окаменелые и сухие, они белели на солнце.
Громкое стрекотание на мгновение прервало унылую песню утреннего ветра. Огромная крылатая саранча выпорхнула из травы и, облетев сухое дерево, опустилась на камень. Сложив радужные крылья, насекомое, громко стрекоча, подхватила лапками один из опавших цветков. И прижав его к брюху, обследовало находку чувствительными усиками.
Саранча и не заметила, как мохнатая лапа поднялась на камень, за ней вторая, а вскоре и голова львенка. Увидав сидевшую на камне саранчу, маленький лев глухо зарычал, в одно мгновение зрачки его глаз расширились, а уши прижались к голове, предупреждая добычу о броске.
На секунду голова львенка пропала и тут же, победно рыча и прижав к белой груди вооруженные когтями лапы, львенок вспрыгнул на камень…

День был сухим и жарким. Солнце стояло в полном зените, беспощадно пекло. Ветреная саванна присмирела. Трава улеглась, и зеленые некогда листья свернулись, обнажив только желтые острые стебли да золотые колосья. У реки рои москитов чёрным облаком вились над стадами буйволов. Звери томно кричали, стаптывали в чёрную жижу донный ил и воду и прятались от свирепого солнца, которое весело прыгало по их потным спинам и белым мертвым пятном плескалось в жирной зеркальной воде.
Но суета жаркого дня не мучила жителей королевской скалы. Длинная черная тень от каменного монолита, вытянувшаяся по земле в виде пасти гигантского аллигатора, прикрывала собой мирную жизнь прайда короля Симбы. Солнце не тревожило их, и на скалистых руинах львицы, львы и львята проводили в отдыхе и разговорах длительный солнечный день.
Серые валуны полукругом обступали зеленую, поросшую мелкой и сочной травой, лужайку. У самого подножия скалы прорывался родник: окропив водой камни, он ручьем скатывался на землю и утекал на запад. Три львицы на его берегу, расположив на стоптанной проплешине камни, бедренную кость буйвола и череп газели, обсуждали завтрашнюю охоту и рассчитывали стратегию её ведения. Четверо львят заворожено глядели на реквизиты, бурно воображая себе все происходящие события, и их хвосты лихорадочно дрожали от возбуждения и любопытства.
Остальные, укрывшись под изумрудными зонтиками акаций, проводили свой день в разговорах; нередко, мелодичный множественный смех прерывал их беседу. Львицы обсуждали охоту или вспоминали старые, давно забытые истории. Нала была единственной, кто не прятался в тени. Белый луч света, словно прожектор, прорывался среди зарослей и высвечивал её белым, переливистым пятном.
Жизнь, мирная и ленивая, воцарилась в этот день над скалой. Недосягаемая солнцу, зеленая утопия своей прохладой оберегала властителей саванны.

По пригнулся и, оттолкнувшись, прыгнул, стараясь поймать саранчу, но та, легко вспорхнув, взлетела перед его носом и уселась немного дальше от львенка. Но По решил не сдаваться, он вновь совершил прыжок, в этот раз менее удачный: непрочная кромка обрыва обломилась под ним, и львенок покатился по склону, поднимая за собой клубы оранжевой сухой пыли. Наконец он сумел вскочить на ноги. Недружелюбно озираясь, он осмотрелся в поисках своей добычи, как вдруг услышал голос:
– Что ты ищешь, малыш?
По задрал голову вверх. Сараби, пожилая львица, восседала на лежавшем, сломанном у основания, стволе дерева. Она казалась полусонной. Зевнув, львица вновь вопросительно посмотрела на По.
– Доброго дня, миссис Сараби, – По поспешно поклонился. – Я охочусь!
– Охотишься? – глаза Сараби удивленно расширились. – И на кого ты охотишься?
– На кузнечика, миссис Сараби! – По оглянулся. – Правда, я ещё не поймал его.
– Хм. Кузнечик, – Сараби умиленно улыбнулась. – Когда я была так же мала, как ты, я охотилась на лягушек. За скалой тогда располагалось приличное болото, и не было дня, когда я не пачкалась в этой трясине, – Сараби вновь улыбнулась. – Но я была жутко довольна!
– Лягушки?
– Обыкновенные лягушки, но это та добыча, о которой не говорят в кругу настоящих охотников, – львица на мгновение отвлеклась и, закрыв глаза, принюхалась к неизвестно откуда набежавшему ветру, но затем вновь обернулась ко львенку. – Моей первой добычей была зебра!
По присел, ожидая, что львица расскажет о своей первой охоте, и Сараби действительно принялась излагать эту историю.
– Ох, это было замечательное время, когда сердце билось в два раза быстрее с самого утра и до вечера. Когда глаза горели от слез, и один запах мяса будил во мне поток воображений. В то время я была готова выйти на охоту. О да, и это день наступил! – глаза Сараби загорелись жадным и победным блеском. – Я каждую ночь видела, как Мазумба – моя наставница – вгрызается в хребет зебры, я и сама в своих снах делала это превосходно. Я горела желанием убить свою первую жертву, и как я ужасно боялась промаха! Мы вышли на рассвете, мы выбрали стадо, в этот день я была одна, кто должна охотиться в первый раз. Но во мне всё переменилось в тот день, я вдруг поняла, что боюсь. Я боялась не промаха, нет. Я боялась убить. Я не знала, что делать в эти моменты. Я неслась за своей первой жертвой, но моя душа охотника, как холодный камень, тормозила меня. Я не понимала, как эта зебра отдаст мне свою жизнь. Она наверняка любит эту жизнь, как и я, и у нее есть семья, неужели она так легко расстанется со всем этим? – Сараби нервно вздохнула, и продолжила:
– Я схватила её, повисла на её спине, и ужас скопился в моей голове, я с такой силой сомкнула челюсти, что прокусила шею этой зебры насквозь. Я не отпускала её и держала в смертельной хватке даже на земле; ох, я не знала тогда, мертва ли она! – Сараби, замолкла, перевела дыхание и вновь продолжила:
– Моя первая охота оказалась удачной, я была в тот день на высоте. На следующий день я была охотницей, сильной и беспощадной: каждый раз, отправляясь на охоту, я не думала более ни о чём. Я стала взрослой, окончательно взрослой, я познала любовь в тот год, я стала охотницей, больше ничего уже так не пугало меня… – Сараби, повернулась ко львёнку, который всё также сидел на траве.
– Вы поймали зебру в одиночку, миссис Сараби?
– О да! – Сараби улыбнулась. – В те годы это было основной добычей для учеников, но сейчас она слишком быстра и опасна для молодых, и они в основном охотятся на газелей.
– Когда я вырасту, миссис Сараби, я тоже смогу поймать зебру в одиночку! – По храбро выпятил грудь, отчего старая львица иронически улыбнулась.
– Кто знает, какая добыча станет для тебя первой… Надеюсь, ты будешь хладнокровен к ней, стоит надеяться на себя, – Сараби задумчиво покачала головой. – Послушай, если тебе интересно, следует спросить про это у Налы, подойди к ней, не бойся. Я знаю, она отличный охотник, моя память позабыла многое из прошлого… – с этими словами Сараби, опустив голову на лапы, закрыла глаза и замерла, только уши её остались начеку: они чутко ловили каждый звук, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону.
– Доброго дня вам, миссис Сараби, прощайте! – По вновь поклонился, и поспешил к каменистому пригорку, обросшему акациями. Львицы, отдыхающие там, надолго потеряв нить разговора, засыпали, уморенные бездельем. Нала единственная бодрствовала на освещённом камне, и её золотистый хвост весело прыгал по горячей скале.
Дорога шла в гору. Вытоптанная львицами тропинка взбиралась вверх, и далее следовало подниматься по лежащим друг на друге огромным камням. По неуклюже прыгал с камня на камень, поднимаясь к месту отдыха львиц. Последняя ступень была так отвесна и далека, что львенок не смог запрыгнуть на нее и, зацепившись за уступ лишь передними лапами, задними уперся в камень. Но он не упал – внезапно кто-то подхватил его и поставил на ровный камень. Это была Нала.
– Ох, благодарю, миссис Нала! – Львенок вежливо улыбнулся ей и слегка склонил голову. – Простите, Ваше величество!
– Ну и что это ты здесь делаешь? – Львица спросила без укора, она насмешливо и ласково улыбалась, а её глаза почти смеялись, и это немного смутило По.
– Я хотел спросить вас, миссис Нала, миссис Сараби сказала спросить у вас!
– Спросить о чем? – Нала легла перед львенком, внимательно слушая его.
– Миссис Сараби рассказала мне про то, как она охотилась в первый раз, и она уверила меня, что вы самая лучшая охотница в прайде. Это правда, миссис Нала?
– Неужели твоя мать не говорила тебе, что льстить кому-то плохо? – Львица укоряющее потрепала львенка за мелкую всклокоченную гриву. – Я не осмелюсь назвать себя лучшей в прайде, но я мало когда промахиваюсь, тем более, что я не из тех, кто по оплошности попадал под копыта буйвола, – львица гордо подняла голову вверх, и её глаза скрылись от По за бархатным листом, но вдруг львица засмеялась и, только оправившись от смеха, продолжила:
– Но моя юность не была так солнечна: стада пропали, и мы с остальными охотницами напали на след газелей. У верховьев реки вода ещё была, и там росла редкая трава. Газели не из хороших ходоков. Они быстры, но стадо бы не одолело переход через пустыню, и поэтому газели в те времена были нашей основной добычей. Я тогда была самой молодой львицей в прайде, и выступать пришлось мне. Правда, я не поймала газель в этот день. Мы не могли быть так уверенны, ведь в те времена у нас не было столько сил. Я просто гнала эту газель в засаду, где Сараби, Сарафина и Мазумба поджидали лучший момент. Добыча была схвачена, и мы принялись было за еду, как пятеро гиен, почуяв запах мяса, обнаружили нас. Мы должны были оставить им свою добычу. Гиены были неприкасаемы, но мы были слишком злы и голодны. Завязалась отчаянная грызня, но что сделают пятеро пятнистых собак с тремя взрослыми львицами? – Нала кровожадно улыбнулась. – Мы их убили!
– Вы расправились с гиеной, миссис Нала? – Львенок удивленно вытаращил глаза.
– На моём счету тогда были две! Мы тщательно спрятали трупы, но я заработала пару царапин. В тот же день я и сбежала – я знала, что мне будет за это убийство, и мне следовало как можно скорее скрыться.
– Драка с гиенами… – По возбужденно вздохнул, – Вот это да!
– Это было около двух лет назад! – Нала улеглась на освещенный камень – Я отдохну, маленький лев, а ты лучше беги к своей матери, она наверняка заждалась тебя.
– Хорошо, миссис Нала! – По закивал головой и бросился вниз по камням, успевая, однако, добавить: – Доброго дня, Ваше величество!
По, осторожно балансируя на скользких, отполированных лапами, камнях, медленно спустился в траву и поплелся к скале. Он не собирался разыскивать свою мать, По решил отправиться на солнечный край скалы. Там, среди поваленных ветром деревьев, водились серые ящерицы. По часто наблюдал за ними, ящерицы были быстры и изворотливы, охота на них была львенку не по силам. Он, в бессильной злобе, только разрывал их маленькие норки. Дорога шла через скалу прайда. Следовало подняться к пещере и выйти на северную сторону скалы. По так и сделал, он поднялся на длинный уступ и, пройдя мимо пещер, отправился было к тропе, ведущей вниз, к подножию, как огромная фигура льва преградила его путь и закрыла собой солнце. Лев был так быстр, что По зажмурился от ужалившего глаза ветра.
– Куда это ты отправился, малыш?
По опасливо попятился  – Симба, король прайда, стоял перед ним. Его красная грива блистала на солнце, но лицо льва оставалось в тени, и поэтому король показался львенку рассерженным.
– Ох, сэр, я… – По перевел дыхание, – я всего лишь гуляю!
– Не следует ходить на северную сторону, твоя мать наверняка будет обеспокоена твоим исчезновением. Возвращайся обратно, ты можешь получить тепловой удар, солнце сегодня не для прогулок.
– О-кей, сэр… – По виновато опустил голову, но вдруг он вспомнил что-то и вновь обратился к взрослому льву – Простите, сэр, можно задать вам один вопрос?
– Да, – Симба, который отправился было в пещеру, обернулся к львенку. В этот раз солнце осветило его лицо. На это раз Симба не казался рассерженным, наоборот, он был вполне мирным и только немного усталым. Это ободрило По, и он продолжил:
– Сэр, вы не могли бы рассказать о вашей первой охоте?
– О моей первой охоте?
– Да, кто был вышей первой добычей, сэр?
– Наверное, это покажется тебе странным, – Симба на мгновение замолчал, – но моей первой добычей был лев!
– Лев! – Львенок, не ожидавший такого ответа, подскочил от удивления.
– Да, это так – Симба утверждающе покачал головой. – Это долгая и печальная история, и я сделаю правильное решение, если не стану рассказывать её тебе. Когда-нибудь в другой раз. Могу сказать тебе только одно, я не желал ему смерти, его погубила собственная злоба… – Симба, закончив говорить, отправился в пещеру, но вдруг раздался голос Налы.
– Симба!
– Нала? – лев обернулся на голос.
– Симба! Где ты был весь этот день? – в голосе Налы послышалось сожаление и укор. Она прижалась ко льву и, зарывшись в его мягкую гриву, поцеловала его языком в щеку. Затем, увидев По, воскликнула:
– Ох, маленький лев! Ты уже и здесь побывал!
– Я хотел спросить про первую охоту короля!
– Ну и как?
– Сэр Симба говорит, что его первой добычей был лев!
– Ох, маленький лев! Симба наговаривает тебе! – Нала, обернулась к Симбе, укоряющее потрепав его за щеку. – Его первой добычей была я!
– Вы, миссис Нала?! – Львенок неуверенно улыбнулся.
– Да, это действительно так! – Нала, улыбаясь, игриво подтолкнула Симбу. – Но король не так удачен в охоте, и сам получил хороших оплеух! Верно, Симба?
– Сдаюсь, – Симба примиряющее улыбнулся, – я действительно плохой охотник… Но и ты неважный! – Симба несильно толкнул львицу и бросился прочь от нее по северной тропе. Но Нала устояла на ногах, бросилась вслед за ним, вдалеке послышался их веселый хохот…

Зазу, сидя на ветке шиповника, что-то напевал себе под нос и наблюдал за стадом носорогов, пасущимся недалеко от скалы. Он то и дело перепрыгивал с ветки на ветку и не отрываясь следил за пасущимися носорогами. Носороги представляли опасность отдыхающему прайду, и Симба назначил Зазу приглядывать за стадом.
Внизу раздались осторожные шаги. Зазу обернулся, расправив пестрые крылья, чтобы не потерять равновесия, и увидел маленького львенка, идущего по тропе.
– Эй, юный лев? В чём дело? Разве тебя не предупредили, что уходить так далеко со скалы нельзя? – Зазу немедленно спорхнул с ветки и в считанные секунды оказался перед львенком, преграждая ему путь.
– О-кей, я не думал, что ушел далеко от скалы, – львенок понуро отправился прочь от Зазу.
– Эй, стой! В чём дело? – Зазу взлетел в воздух и приземлился на белом торчащем из земли корне.
– Миссис Нала и сэр Симба смеются надо мной. Миссис Нала сказала, что она была первой добычей короля Симбы…
– Хе-хе! – Зазу невольно улыбнулся, – это всё неправда, ведь на самом деле я когда-то стал добычей короля Симбы!
– И ты… – Львенок разочарованно вздохнул, обидчиво нахмурив брови.
– Ты не веришь мне? – Зазу сложил крылья. – Я не смеюсь над тобой! – Зазу потерся клювом о камень и неожиданно добавил: – Эй, у меня появилась идея! Предлагаю сегодня поохотится на меня!
– Охотится на тебя? – львенок присел, не понимая, что говорить дальше.
– А что? – птица, прищурив один глаз, запрыгала на ветке. – Небольшой урок прыжков от самого Зазу ещё никому не вредил.
Зазу вспорхнул и уже в воздухе вскрикнул:
– Я знаю отличное место для прыжков! Следуй за мной!
Львенок поспешил за птицей. Шаги львенка затихли вдали, и только фигурка Зазу ещё долго была различима в светло-голубом небе. Внезапно, огромная цветная саранча со стрекотом облетела цветущий куст и уселась на горячий камень. Сложив крылья, она принялась было стрекотать, но шиповник вздрогнул от легкого ветра, обронив последние цветы на камень. Испугавшись, саранча легко вспорхнула с камня и, жужжа, улетела, скрывшись в траве саванны.


























Matrasa aka Daniel
Perm 14.05.2008

0

4

Близнецы.

  Дело было в разгар засухи. Был жаркий полдень, земля растрескалась. Только что, вернувшись с охоты, группа львиц отдыхала в тени.
  Киаре было нечем заняться. Гоняться за бабочками ей надоело, тем более что была жара, а лежать в тени было скучно. Её брат, Триш тоже скучал, он был весь в отца: такой же непоседа, и так же любит похвастаться. Стараясь показать себя лучше сестры, он всё время попадал в нелепые ситуации. Однажды прыгнул в терновый куст, и только из-за того, что он поспорил с сестрой. После этого случая он неделю не мог сидеть, а выдирать колючки было больно.
  И сейчас он тоже скучал. Никаких идей! Он пошел искать Киару, может они что-нибудь придумают вместе? Встретившись, они пошли в сторону водопоя. Купаться им было строго запрещено, а вот походить по влажным, слегка заболоченным лугам было одно удовольствие. Придя, они устроили весёлую возню в грязи.
  Из кустов за ними наблюдала пара глаз. Эти глаза смотрели скорее с любопытством, чем с ненавистью.
  Наконец, Киара, уворачиваясь от брата, прыгнула в тот самый куст, из которого за ними наблюдал чужой львёнок. Приземлившись прямо на него, она, от неожиданности, что там кто-то есть, выскочила из куста. Думая, что она укололась, Триш побежал к ней, но остановился.
  Из куста вышел маленький львёнок. Его родители были выгнаны из прайда Симбы за пособничество Зире.  Всю жизнь он прожил вне прайда, и теперь он впервые видел, как играют другие львята, не из его общества. Долгое время он не решался к ним подойти. Но обнаруженный внезапным нападением, он был вынужден выйти. На свету стало ясно, что он сильно похож на Триша. То же выражение лица, тот же рост, та же походка. Они были как близнецы. Единственное различие состояло в том, что он был немного более худой, чем Триш.
-привет… - его голос был точно как у Триша, когда того сильно отругали.
-п-привет… - Киара первая решилась заговорить - ты кто?
-Така.
-Така? Папа говорит, что так звали одного нашего родственника, и что он сделал что-то плохое.- Она не решалась задать вопрос относительно его сходства с Тришем.
-а кто твой папа?
-мой папа самый сильный. Он король. Его зовут Симба.- после этой гордой речи она показала лапой на брата.- А это мой непутёвый брат. Вечно попадает в переделки.
Присмотревшись к Тришу повнимательней, Така отпрянул. Теперь и он заметил их сходство.
-во прикол! Мы с тобой похожи, как две капли воды!
Все трое дружно рассмеялись.
-ТАКА!
Незнакомый голос прорезал полуденную тишину. Така вздрогнул.
-это моя мать. Вам лучше спрятаться, иначе она может разозлиться. ИДУ МАМ!
  Когда звук шагов затих в отдалении, Киара и Триш вылезли из куста.
-нет, ну ты это видел? Он так похож на тебя!
-м-дааа…
  Домой возвращались медленно. Всё время строили догадки, как такое могло произойти. Они договорились ни о чём никому не рассказывать. Кто знает, чем это могло кончиться. Кроме того, с изгнанниками разговаривать было строго запрещено.  Перед домом их мысли были прерваны голосом отца (он пытался казаться рассерженным, но получалось у него плохо).
-ну и где вы были?
-э-э-э, мы ходили к водопою.
-вы там купались!? Я же вам это запретил!
-нет, мы просто возились рядом, в болоте. Да, и ты не представляешь, кого мы там встретили…- недоговорив, Киара почувствовала удар в бок и замолкла. Симба, явно заинтересованный навострил уши.
-и кого же?
В дело вмешался Триш
-мы видели суриката.
-суриката?
-да.
-а чего здесь необычного?
-ты же сам говорил, что Тимон просто мечтал встретить кого-нибудь из родственников.
-да, точно! Надо сказать ему.
  Он ушёл, удивляясь, как его дети так быстро вывернулись из ситуации. Как отец, он конечно догадался, что они сказали неправду, но ругать их не стал. А между тем, они видели что-то очень серьёзное.
  На следующий день он пошёл к водопою. На лугах рядом он действительно увидел отпечатки лап. Но он различил, что отпечатков было три типа. Два из них он знал, это были отпечатки его детей, а третий тип… он очень похож на след Триша, но всё-таки не тот. Большой палец на правой ноге был сильно оттопырен. Он не припоминал, чтобы у кого-нибудь из его прайда был такой же отпечаток. Оставалось только одно: это был след изгнанника.
-Симба!
Он оглянулся. С холма на него смотрела Нала.
-что ты тут делаешь?
-да так, смотрю, что тут вчера делали наши дети. Они чуть было не проболтались мне вчера, что тут видели. Но сдержались.
В глазах Налы отразился испуг.
-что такое?
-Зазу говорил мне вчера, что видел изгнанника недалеко отсюда.
-ЧТО? И вы мне это не сказали?
-я думала, что не стоит тебя беспокоить.
-смотри!
Он подвёл её к болоту и показал ей следы.
-эти следы принадлежат Тришу с Киарой, а те - неизвестному мне львёнку! Как ты это объяснишь?
Минуту Нала стояла задумавшись.
-наверное, ребёнок кого-то из изгнанников зашел сюда по ошибке, и родители пришли его искать. Вспомни, как ты искал Айзека… при этих словах на её глаза навернулись слёзы. Симба вспомнил эту историю, произошедшую восемь месяцев назад…

…у Налы родилась тройня: двое мальчиков и одна девочка. Мальчиков назвали Айзеком и Тришем, а девочку - Киарой. Еще не произошел показ львят на скале, когда Айзек исчез. Виновных искать было некогда. Его вытянули у матери из лап, когда она задремала. Его искали везде, даже за пределами прайда. Через неделю поиски оставили. Симба в одиночку искал его ещё месяц. Был слух, что у изгнанников есть львёнок, похожий на Айзека. Срочно был отправлен отряд. Никто не нашел никого, похожего на пропавшего львёнка. Айзека объявили погибшим. С тех пор никто его не видел. Симба и теперь часто, по ночам, выходил искать его…

  Неясная догадка мелькнула в мозгу Симбы. Это сходство незнакомых следов со следами его сына так похоже на близнецов… нет, это невозможно. Любой львёнок из его прайда, попавший к изгнанникам, будет незамедлительно убит.
  Вернулись домой вечером. Всю ночь Симба не спал. В голову лезли разные мысли. Не выдержав, он вышел на скалу и посмотрел в небо. Там, где-то там был его отец - он это твёрдо знал. Что бы он сделал в такой ситуации? На территорию его прайда вошли изгнанники, причём они пришли за львёнком, отпечатки лап которого были очень похожи на следы его сына. Как следы близнецов. Как же он раньше не додумался до такого простого решения? Надо расспросить своих детей! Как выглядел тот, кого они там встретили? И сделать это надо в присутствии Налы. Она на них может подействовать. Возможно, они не будут сочинять в её присутствии.
  Утром он задержал Киару с Тришем у входа в пещеру.
-ребята, я должен с вами серьёзно поговорить. Идёмте!
Не понимая, что происходит, они повиновались. Все трое пошли к месту, где лежала Нала. Посмотрев на них, она спросила:
-так всё-таки, кого вы видели вчера у водопоя?
Меньше всего дети ожидали такого вопроса. Врать было бессмысленно.
-его - сказала Киара, показывая на брата.
-ты не поняла. Кого вы видели.
-его - всё ещё не опуская лапы, произнесла Киара.- такого же, как он. Их было двое.
Сбоку раздался короткий стон и звук падения. Симба потерял сознание.
  Он очнулся в своей пещере. Из его губ вырвался нечленораздельный шепот. Рафики склонился над ним.
  Шепот стал чётче.
-это он, я знаю, это он…
Нала подошла ближе.
-кто он?
-Айзек… - произнёс Симба, вновь теряя сознание. Рядом, так же, без чувств упала Нала. В пещере остался только Рафики.
-что за..?- он не договорил. Нужна была вода. Вдохнув, он вылил содержимое фляги на голову Нале. Она открыла глаза.
-ну, слава богу, очнулась!
Вечером было срочно созвано собрание. Весь прайд участвовал в нём. Было решено отправиться к изгнанникам, и на правах главенствующего произвести у них обыск.

В это время в лагере изгнанников, который располагался на большом термитнике, сидела львица и тихо плакала. Она тоже вспоминала события восьмимесячной давности…

  …ночью в их логово пришли гиены. Они подозвали Зиру и долго с ней общались. О чём - никто тогда не знал. Наутро всем был представлен львёнок. По словам Зиры, его нашли в пустыне. Был поставлен вопрос: оставить ему жизнь, или убить? Мнения разошлись. И тут вмешалась она, задав вопрос: «если мы нашли его  пустыне, зачем его убивать? Он же не принадлежит к НИМ… (львов из прайда Симбы не называли по именам, за произношение его имени загрызали насмерть) зачем его убивать?». Довод показался правильным. Львёнка оставили в живых, а она стала его приёмной матерью. Однажды его зачем-то унесли в пустыню, а в это время пришли львы из прайда Симбы и стали что-то искать. Ничего не найдя, они ушли. Львёнок остался с изгнанниками. Его назвали Такой…

  Вчера он рассказал ей, что играл с двумя другими львятами, имени которых он до этого не знал. И один из них был сильно похож на него. Они встретились у водопоя. Именно там, она его и нашла.
  Зира давно знала, что Така - сын Симбы. Она оставила его живым только потому, что надеялась использовать его против его же отца. Пришло время действовать… знакомые стервятники рассказывали, где гуляют львята Симбы. И если подбросить Таку к ним, то Симбе можно нанести сильную психологическую травму. Сделав это один раз, она убедилась в правильности своего решения. Теперь он был в её лапах. И ключом к его желаниям был Така.

  Симба был вне себя. Он не знал, что делать. Напасть было слишком опасно: Айзека могли убить. Надо мирным путём уладить этот вопрос. Он не знал, что делать.
  Ответ на этот вопрос пришёл вечером в виде ворвавшегося в пещеру Зазу.
-сэр! На границе королевства изгнанники. И с ними трое львят!
-ЧТО?
-да, и, по-моему, это Триш и Киара…
Он не договорил, так как был сбит вихрем, оставшимся за Симбой.

  Киара и Триш как всегда сбежали. Они решили отправиться на водопой. Через несколько минут об их отлучке стало известно Зире. Така был срочно доставлен к водопою. Встретившись там, и разговорившись, они втроём не заметили, как сзади к ним подкралось несколько львиц. Всё произошло за секунду. Вскоре их уже уносили за загривки в неизвестном направлении. Тогда-то их и видел Зазу.
  Рык сзади заставил похитителей перейти на бег. Про львят они уже не думали, и выпустили их. Три пушистых комочка оказались почти рядом на земле. Мимо пронеслось несколько львов. Впереди нёсся Симба. Он даже не заметил, что проскочил мимо детей.
  Очнувшись, все трое побежали в неизвестном им направлении.
  Симба, в это время догнал убегавших.
-ГДЕ ДЕТИ?- теперь его голос был действительно грозным.
-какие?- спокойно спросила старшая львица?
-вы сами знаете, какие!!!
-мы пересекли границу, но мы ни кого не крали!
  Поняв свой промах, Симба сел.
-валите отсюда! Мы пошли не по тому следу. Остаётся только прямое нападение на прайд Зиры…
А в это время трое голодных львят лежали в траве. Киара, как самая рассудительная решила разобраться.
-Така, ты знаешь своих родителей?
-что за вопрос? Конечно знаю.
-мой папа очень удивился, когда узнал, что ты похож на Триша…
  В прайде Симбы готовилось нападение. Все, кто мог, собирались перед скалой. Вышли ночью. Зира надеялась на это. Она мечтала отомстить за Шрама. Силы были неравны. Армия Симбы была в несколько раз больше армии Зиры.
  Встреча произошла на участке перед ущельем, где Симба когда-то спасался от стада, в котором погиб его отец. Ситуация была аналогичная. Сверху паслось гигантское стадо антилоп…
  Две армии сошлись на площадке. От первой отошёл лев и вышел вперёд. От второй так же отошла львица и спокойно подошла ко льву. Они стояли, глядя друг на друга.
-ПАПА!
Этот детский крик прорезал окружающую тишину. Симба обернулся… и в тот же момент получил удар лапой снизу. Оглушённый, он не сразу понял, что произошло, и почему он лежит на земле. Сверху он успел заметить падающий на него силуэт… в этот момент его сознание прояснилось. Началась воина! Он отразил удар Зиры и перешел в наступление. Прижав её к земле, он замешкался.
-убейте его!- кричала Зира, но до Симбы этот голос доносился откуда-то издалека…
  Львицы молча смотрели, как Зира задыхалась. Её убивал тот, кто их изгнал, но они не чувствовали к нему ненависти. Наоборот, они желали, чтобы с Зирой всё было кончено. Неожиданно из их рядов выпрыгнул лев.
-Мама, я помогу!- он прыгнул на Симбу, сбив его с почти задохнувшейся Зиры. Но тут же был отброшен мощным ударом, от которого полетел прямо с обрыва. На дне осталось только его изуродованное тело.
  Освободившаяся Зира уже не пыталась атаковать снова. Она поняла, что её бой проигран, проигран окончательно. Она залилась истерическим смехом, который, гулко отдаваясь в стенах ущелья, вспугнул стадо антилоп сверху. Прыгнув вниз, она окончила свой путь так же, как окончил его лев, убитый её мужем.
  К Симбе подбежали три львёнка. При виде их, Симба не удивился. Он давно понял, что Така - это и есть Айзек, украденный восемь месяцев назад. Он был похож на брата как две капли воды.
-Симба!
Он обернулся. К нему подошла одна из львиц Зиры. Симба не мог больше злиться. Он страшно устал. Радость встречи принесла удовлетворение, но и напомнила, что он не спал три ночи подряд.
-чего?
-Мы просим принять нас в твой прайд…
-Утром… увидим…
Упав, он уснул прямо на поле. Проснулся уже в своей пещере. Рядом сидела Нала, в окружении трёх львят.
-всё хорошо. Спи спокойно…

   

                                                                                              Автор: Горфин Евгений
                                                                                                     E-mail: los@zmail.ru
                                                                                                                        2006 год

0

5

История одного прайда

(Автор: Juvi)

Предисловие

Эта история повествует о жизни молодых львов, которые по той или иной причине оказались одни, вне своих прайдов. Повстречавшись, они совместными усилиями начали налаживать жизнь, пока не заняли своё место в круге жизни.
Данные события происходят до рождения наследников прайда Ahadi, Mufasa и Taka (Chronicles Of The Pride Lands).

Вступление

На широкие просторы саванны пришёл сезон дождей, который принёс с собой живительную влагу, дав новую надежду на жизнь. Всё небо заволокло темными густыми облаками, и на сухую почву упали редкие капли, сменившиеся вскоре сильными ливнями. По растрескавшейся земле побежали первые ручьи, объединяющиеся в более мощные потоки воды. Пересохшие некогда озера и речки вновь стали полны. Сквозь старую высохшую траву начали пробиваться молодые ростки. Редкие деревья жадно поглощали влагу. Даже старый баобаб, который, казалось бы, отжил своё, вновь зацвёл. Постепенно стали возвращаться многочисленные стада копытных, а вслед за ними активировались и хищники. Вскоре у многих животных появилось молодое потомство, принеся новые заботы своим родителям.
Жизнь в саванне возвращалась в своё привычное русло.

«Возвращение к жизни»
(Kamunyak - "Счастливая, Блаженная")

По невысокой равнинной траве под палящими лучами солнца медленно шла молодая львица. Её отрешённый взгляд был направлен в землю, лишь только уши реагировали на доносившиеся с разных сторон звуки. Оставшись одной в молодом возрасте без достаточного опыта жизни, львица чувствовала себя покинутой, и весь мир казался для неё чужим. Откуда она пришла и почему осталась одна - неизвестно. Возможно, её прайд погиб, или же она была изгнана или сама ушла из него. Всё, что её сейчас связывало с прошлым, это только её имя Kamunyak, хотя, в сложившейся ситуации это выглядело как насмешка судьбы.
Данная территория не принадлежала ни одному из прайдов, что позволяло львице относительно безопасно перемещаться по ней. Усталость от голода и жаркого солнца заставили Kamunyak остановиться передохнуть. Расположившись на прохладном камне в тени дерева, она задремала и вскоре уснула крепким сном.
Проснулась она только ближе к вечеру, когда жара стала уже спадать, и повеяло лёгкой прохладой. Крепкий сон позволил снять накопившуюся за день усталость, но голод напомнил о себе с новой силой. “Я так долго не протяну”, – подумала львица. Ей был чужд этот мир, но расставаться с ним ценой собственной жизни Kamunyak не желала. “Мне необходимо что-нибудь поесть”, - и она огляделась вокруг, высматривая потенциальную жертву. Ближе всех к ней находился небольшой табун зебр, чуть подальше в другой стороне в земле копался одинокий молодой бородавочник. Раньше она не смотрела на них как на добычу, но сейчас от голода инстинкт хищника только усиливался. Лучшего местоположения для охоты на зебр выбрать было нельзя: подветренная сторона и скрывающий её от табуна небольшой кустарник. Оставалось только залечь в засаде и ждать, когда они подойдут ближе. “Если бы мне чуть больше сил и опыта, то я бы схватила ту молодую зебру”, – продолжала размышлять Kamunyak. Она на мгновение прикрыла глаза, представляя, как молниеносным прыжком хватает зебру и душит её, а затем с наслаждением поедает свою жертву, но урчание в желудке вернуло её в реальность. Прогнав окончательно остатки сна и свои мечты, львица, пригнувшись максимально, насколько она умела, к земле, стала потихоньку подбираться к более легкой добыче - бородавочнику, который удачно стоял к ней спиной. “Только бы он меня не заметил в этой невысокой траве”, – промелькнула мысль в её голове. Подойдя на достаточное для атаки расстояние, Kamunyak решила подстраховаться и подползла ещё немного, не обратив на себя внимания. Выбрав удачный момент, когда бородавочник, оглядевшись вокруг, в очередной раз наклонил свою голову к земле, она стремительными прыжками стала сокращать расстояние между ними. Кабан, услышав какой-то шум поблизости, не стал тратить время на выяснение причины этого шума, а сразу ринулся бежать, но львица была уже слишком близко к нему и ловким ударом лапы сбила бородавочника с ног и, повалив на землю, схватила его. Жертва успела только издать свой последний визг. С довольным взглядом Kamunyak принялась поедать убитую тушу. Зебры, не дожидаясь развязки охоты за кабаном, сразу же поспешили удалиться.
Когда молодая львица уже заканчивала свою трапезу, её нос уловил в воздухе слабый запах льва. Она насторожилась, и в её голове один за другим стали рождаться различные вопросы. “Кто он такой? Один ли он? Враждебно ли он настроен? Неужели здесь живёт какой-то прайд?” Так как Kamunyak была уже сыта, то решила не дожидаться ответов на свои вопросы и, бросив остатки добычи, поспешила удалиться на безопасное расстояние. Лишь убедившись в своей безопасности, она принялась устраиваться на ночлег. Поначалу львица ещё время от времени поднимала голову, прислушиваясь к звукам вокруг, но затем, полностью успокоившись, задремала. Всю ночь ей снились непонятные сны – это были переплетения старых воспоминаний с удачной вечерней охотой.
На утро, пока солнце ещё не поднялось высоко и не стало испепеляюще-жарким, Kamunyak решила продолжить свой путь. Она шла неспешно и размышляла о том, как ей поступить, ведь рано или поздно она зайдет на территорию какого-нибудь прайда, и тогда придется либо скрываться, либо попытаться наладить с ними отношения. И львица решила остаться в этих землях пока не определится, что делать дальше.
Но судьба сама за неё всё решила. В один из дней, когда подул легкий освежающий ветерок, Kamunyak направила в его сторону свою мордочку, чтобы как можно больше насладиться его прохладой. И тут она вновь уловила уже знакомый ей запах льва. На этот раз любопытство было сильнее чувства страха, и львица решила выяснить, кому принадлежит этот запах. “Наверное, он такой же скиталец, как и я, раз бродит тут один”, - и ей захотелось пообщаться с ним. Хотя ветер уже стих, унеся с собой все запахи, она направилась в сторону, откуда он дул. Пройдя достаточное расстояние, Kamunyak отчаялась повстречать незнакомца, как вдруг услышала чьи-то голоса и вскоре увидела впереди двух львиц возле небольшого ручья. Те тоже её заметили и немного насторожились. Ещё некоторое время они просто смотрели в сторону друг друга, и Kamunyak решила сама подойти и познакомиться.

«Жизнь несправедлива»
(Lodi – “Лорд”)
(Jasiri – “Отважный, Бесстрашный”)
(Jamali – “Добрый, Красивый”)
(Kasi – “Стремительная, Энергичная”)
(Safi – “Светлая, Искренняя”)

Пожары в саванне в жаркие дни не редкость. Иногда они быстро возникают и также быстро угасают, а иногда, на протяжении нескольких дней, завоёвывают всё большую территорию, убивая всё живое на своём пути.
Один из таких сильных пожаров произошёл на территории большого прайда. Поначалу львы постепенно отступали к границе своей территории в надежде, что пожар вскоре угаснет, но сопутствующий ветер только усиливал его, лишая всякой надежды на спасение в собственных землях. Клубы дыма не позволяли полноценно дышать. Маленькие львята не понимали, что происходит, но, чувствуя напряжение в прайде, тихо сидели возле своих матерей, прижавшись к ним.
Видя безысходность ситуации, глава прайда Lodi принял решение перебраться через неглубокую реку, являющейся границей их территории, и вступить на земли соседей. “Если мы тут останемся, то никто из нас не сможет выжить, а, ступив на чужие земли, нам придется сразиться с ними, чтобы отвоевать себе новую территорию. Некоторые из нас погибнут в схватке, но оставшиеся в живых, смогут продолжить жить, сохранив тем самым прайд, - пытался убедить себя Lodi в правильности решения. - Договориться с соседями нам не удастся – мы никогда с ними не ладили”.
Прайд, на чью территорию собирался ступить Lodi, был небольшим и состоял из нескольких львиц и трёх львят-подростков. Возглавлял его уже старый, но ещё сильный лев Jasiri. Сейчас этот прайд переживал не лучшие свои времена, его численность сократилась вдвое, хотя занимаемая ими территория до сих пор оставалась достаточно большой.
На случай внезапной стычки первым реку форсировал Lodi. Лишь когда он убедился в безопасности на другом берегу, за ним последовали львицы с львятами. Воды в реке в это время было настолько мало, что подросшие львята могли самостоятельно через неё перебраться, а самых маленьких перенесли их матери. Последними реку перешли львицы без львят.
За всем этим издали наблюдала одна из львиц прайда Jasiri. Она шла к реке напиться воды и посмотреть, как далеко распространился пожар, когда увидела на берегу соседний прайд в полном составе. Оставаясь незамеченной, львица следила за происходящим. Когда все чужаки перебрались на их сторону, она незамедлительно поспешила предупредить своих. На общем сборе, организованном в спешке, Jasiri произнёс: “Если они пришли сюда все вместе, то это может означать только одно – захват наших земель”. “Нам ничего не остаётся, как принять бой, - продолжал он. - Нас значительно меньше, чем их, но, если мы сейчас отступим без боя, то они захватят всю нашу территорию, а так у нас будет шанс отстоять часть земли”. “Битва предстоит серьёзная – поэтому львята останутся ждать нас здесь, а взрослые львы отправятся со мной”. Он повернулся и ровным шагом направился на встречу чужакам. Остальные последовали за ним.
Все отправлялись к месту предстоящего боя, понимая, что, возможно, это будет их последняя в жизни битва, а трое подростков: молодой лев Jamali и две львицы Kasi и Safi остались, как было им велено, дожидаться на поляне. Немного задержавшись, одна из львиц подошла к своим дочерям и, не произнося ни слова, лизнула их в щёку и молча отправилась догонять остальных. По щеке Safi прокатилась слеза.
Заметив приближающихся хозяев земель, все львы прайда Lodi стали плотным рядом и угрожающе оскалили зубы. Своих львят они расположили позади, подальше от этого места с одной из львиц.
Чтобы лучше было наблюдать за боем, любопытный Jamali с досадой, что его не взяли с собой, влез на небольшую скалу, местами поросшей травой и мхом.
- Что там происходит? – с нетерпением поинтересовалась у него Safi.
Обзор со скалы был не очень удобным, но общий вид поля битвы просматривался.
- Они все выстроились напротив друг друга. Jasiri и глава их прайда вышли вперёд, чтобы сразиться, - продолжал пересказывать происходящее Jamali. - Они дерутся, а остальные наблюдают за битвой. Нет, теперь все вступили в бой.
Над полем поднялось большое облако пыли, которое поглотило сражающихся львов. Jamali уже ничего не мог разглядеть, и он слез со скалы и сел рядом с Kasi и Safi. “Надеюсь, мы победим”, - тихо сорвалось с губ Kasi.
Они сидели рядышком втроём и ждали, лишь изредка Jamali забирался на скалу в надежде, что сможет что-нибудь разглядеть.
Спустя некоторое время общий шум боя начал понемногу стихать и Jamali решил ещё раз подняться на скалу в надежде рассмотреть, что там происходит, как тут мимо молодых львов пробежала потрепанная львица их прайда. На её лице читался ужас. Не останавливаясь, она крикнула им: “Спасайтесь, мы проиграли”. Молодёжь сидела, не шелохнувшись, не понимая, что происходит. Пробегавшая мимо вторая львица на мгновение остановилась рядом с ними. “Всё кончено, они победили, и теперь эта земля нам больше не принадлежит. Спасайтесь, если не хотите быть разорванными”, - сказав это, она скрылась в траве. Молодые львы больше не стали ничего дожидаться и, со всех лап, бросились бежать. Захватчики продолжали преследовать, желая как можно дальше прогнать бывших хозяев этих земель, отвоевав у них тем самым большую территорию. Одна из убегающих львиц сильно прихрамывая, или устав от боя, или преднамеренно, бежала медленнее всех в сторону, противоположную от поляны, где сидели молодые львы прайда, отвлекая тем самым преследователей на себя. Большинство чужаков бросилось за ней, таким образом, позволив остальным скрыться. Jamali, Kasi и Safi бежали по неизвестным им землям настолько быстро, насколько могли, стараясь держаться вместе, чтобы не потеряться в высокой траве.
На поле боя остались лежать несколько львов и львиц из обоих прайдов. В центре неподвижно лежал Jasiri. Лёгкий ветер обдувал его старую, но всё ещё пышную гриву. Он окончил свою долгую жизнь, как и подобает настоящему королю саванны - в битве, и занял своё место среди великих королей прошлого. Память о нём ещё многие годы будет жить на африканских просторах.
Поднятое днём облако пыли полностью рассеялось лишь ближе к вечеру. Прайд Lodi, зализывая раны, начал устраиваться на новом месте, подальше от места битвы. Кто-то, устав от боя, сразу же уснул, кто-то, еще долго оставаясь в возбуждённом состоянии, поднимал голову и рычал в вечернюю пустоту. Лишь маленькие львята, не знавшие, что тут недавно происходило, как ни в чём не бывало, продолжали играть. К счастью никто из их родителей не погиб. Lodi, вернувшись к месту битвы, издал свой могучий, но в тоже время пронизанный скорбью о погибших сегодня с обеих сторон львах, рык. Львицы поддержали его своим рыком.
Ближе к ночи на поле сражения стали прибывать различные падальщики. Всю ночь оттуда доносились их, пугающие львят, крики, и те сильнее жались к своим матерям. К утру уже мало, что напоминало о вчерашнем сражении.
Через пару дней прайд полностью освоился на новом месте: львята весело играли на большой поляне под присмотром львиц, охотницы каждое утро приносили добычу, которой хватало на всех, Lodi обходил свои новые владения, утверждаясь, как новый хозяин этих земель. В один из дней к ним пришла уставшая и голодная львица из прежнего прайда в надежде, что новые хозяева земель согласятся принять её к себе. Раны на её теле начали затягиваться, но всё ещё не позволяли полноценно охотиться, и ей ничего не оставалось, как пойти на такой шаг, понимая, что, возможно, её сразу же разорвут. Возвращение чужой львицы было воспринято членами прайд не однозначно. Кто-то воспринял это с безразличием, а кто-то с настороженностью. Поначалу её не подпускали близко, но и не прогоняли прочь. Постепенно они привыкли к её присутствию и через несколько дней она стала полноправным членом их прайда, заняв первоначально одно из низших положений в его иерархии. Остальные из бежавших и выживших львов затерялись в саванне.

«Начало нового»
(Rafiki – “Друг”)

В один из прекрасных солнечных дней невозмутимой походкой шла по саванне молодая обезьяна из семейства мандрилов. Она шла только ей ведомой дорогой и напевала себе под нос какую-то песенку. В её руке была длинная палка скорее для солидности, чем для дополнительной опоры.
Ближе к полудню, когда стало невыносимо жарко, мандрил остановился перекусить. Он присел под деревом акации и расположил перед собой различные фруктовые плоды, которые ему удалось собрать по дороге. “Сегодня определённо замечательный день”, - произнёс Rafiki (так звали его), оглядев взглядом вокруг, и принялся обедать.
Насытившись, он ещё раз оглядел просторы саванны и решил остаться отдохнуть в тени дерева, выбрав удобное для себя место. Лёгкий ветерок обдувал Rafiki клоня его в сон. Когда глаза мандрила уже смыкались, со стороны послышались чьи-то голоса. Это заинтересовало Rafiki, и он, открыв глаза, стал прислушиваться. С каждой секундой голоса становились всё громче, что свидетельствовало о приближении гостей. Мандрил осторожно залез на дерево и стал наблюдать. Вскоре он увидел двух молодых львиц, медленно движущихся в его сторону.
- Уже слишком жарко, давай остановимся в тени этого дерева.
- Давай, передохнём и заодно подождём Jamali.
- Kasi, как ты думаешь, где сейчас мама и все остальные?
- Не знаю, но надеюсь, что с ними всё в порядке и мы их скоро найдём, - с надеждой в голосе прозвучал ответ.
Львицы молча сидели в тени и смотрели куда-то вдаль. Rafiki пока решил не обнаруживать себя, а остаться наблюдать дальше из кроны дерева. Вскоре на горизонте появился чей-то силуэт. Из-за раскалённого воздуха было трудно его разглядеть. “Это Jamali”, - с надеждой произнесла Safi. Она приподнялась и сделала в его направлении несколько шагов. “Он что-то несёт в зубах”. Молодой лев неспешно подошёл, бросил добычу на землю и произнёс: “К сожалению, я никого из прайда не нашёл, зато мне удалось поймать молодую антилопу”.
- Как тебе это удалось? – удивилась Kasi.
- А ты думаешь, что я ни на что не способен, хотя это было не сложно. Когда, обнаружив меня, все антилопы бросились убегать она, не разобравшись, сама прыгнула в мою сторону.
Будучи очень голодными, молодые львы сразу же разделили небольшую тушу между собой и с наслаждением съели её. Закончив трапезу, они вольготно расположились в тени дерева: Jamali сразу же задремал, а Safi стала вылизывать кровь антилопы с мордочки своей сестры. Всё это время Rafiki тихо сидел на дереве и наблюдал, ему было интересно, что столь молодые львы делают здесь одни, вне своего прайда.
- А что, если нам не удастся найти кого-нибудь из своих? – обратилась Safi к Jamali, когда тот уже не спал.
- Не знаю, но бесконечно разыскивать их мы не сможем, и возвращаться обратно слишком опасно. Возможно, нам стоит пока остаться здесь, а там будет видно.
- Он абсолютно прав, - послышался голос Rafiki из ветвей акации.
- Кто здесь? - настойчиво произнесла Kasi.
Легким прыжком мандрил спустился с дерева и предстал перед молодыми львами.
-Кто ты такой? - спросил Jamali.
- А разве это не видно? Я – обезьяна, - прозвучала шутка в ответ.
- И как тебя зовут обезьяна? - не унимался молодой лев.
- Зовут меня Rafiki, я молодой шаман.
- То есть ты общаешься с духами?
- Пока ещё нет. Я только учусь. Ведь чтобы научиться общению с духами, сначала надо научиться понимать окружающий тебя мир и уважать любое существо, от крохотных муравьёв до быстроногих антилоп.
- Скажи, тебе сегодня не попадались на пути другие львы? - вступила в разговор Safi.
- Нет, не видел, да и, насколько мне известно, эта земля не принадлежит ни одному из прайдов.
- Очень жаль. Мы потеряли своих пару дней назад и до сих пор не можем никого найти.
Kasi села возле Rafiki и вкратце рассказала ему, что с ними произошло. Выслушав её, мандрил сказал: “Да, я что-то слышал об этой истории. Мне жаль, что погиб Jasiri. Я с ним не был знаком, но, насколько мне известно, он был великим королём”.
- Он, правда, погиб?
- К сожалению, это так.
Jamali с грустью в глазах опустил голову не проронив ни слова. Safi села возле него и в знак поддержки лизнула его щеку.
- А больше никто не погиб?
- Кажется, пали ещё несколько львиц, но я их совсем не знал.
- Боюсь, что вам теперь будет трудно отыскать своих, - после некоторой паузы, продолжил Rafiki.
- Тогда что нам делать?
- Оставайтесь пока жить здесь, места тут неплохие, достаточно безопасные. Вместе вы будете как маленький прайд. А если не отыщете своих, то можете присоединиться к прайду, что живет за северной границей этих земель. Их короля я хорошо знаю, и он не откажется вас принять к себе.
Так как других идей ни у кого не было, львы решили пока последовать этому совету.
До самого вечера они с интересом все вместе сидели под кроной акации, ведя беседу с Rafiki. Это немного приободрило львов, дав им небольшую уверенность в завтрашнем дне.  Когда солнце скрылось за горизонтом, и землю теперь тусклым светом освещала лишь одинокая луна да звёздное небо, молодой прайд уже крепко спал, прижавшись друг к дружке, чтобы не замерзнуть. Rafiki пока ещё не спал, а сидел на невысоком бугре в позе лотоса и смотрел на звезды, что-то бормоча себе под нос. “Думаю, брат меня поймёт, и моя задержка в сложившейся ситуации будет оправданной”, - тихо произнёс мандрил, приняв решение задержаться на некоторое время с молодыми львами присмотреть за ними, а также помочь им наладить жизнь. С этими мыслями он лег спать.
Всё вокруг стихло, лишь ночные звуки время от времени доносились издалека.

«Новые встречи»
(Saburi - “Терпеливый”)

Рано утром, пока все еще спали, и было достаточно прохладно, Jamali решил пройтись погулять. Он осторожно поднялся, потянулся и, никого не побеспокоив, ушёл. Вслед за ним проснулся Rafiki и сразу же отправился искать для себя завтрак. Когда проснулись Kasi и Safi, то ни Jamali, ни Rafiki они не застали.
- Наверное, он снова где-нибудь ходит, - сонным голосом произнесла Kasi, предугадывая вопрос Safi.
- А обезьяна?
- Скорее всего, уже ушла. Жаль, с ней было интересно поговорить. Пойдем, сходим к ручью, а потом найдем место, где можно будет поохотиться.
- Думаю, день сегодня будет жарким.
Они медленным шагом отправились к водопою, который вчера случайно открыли для себя и где так рано уже находились другие звери. Когда львицы приблизились к воде, животные, держась на почтенном расстоянии от них  и следя за хищниками, продолжали утолять жажду. В основном это были антилопы, слоны и несколько бородавочников. Успев сделать всего пару глотков, Kasi почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд со стороны. Подняв голову в ту сторону, она заметила неподалеку силуэт другой львицы. Нагретый солнцем воздух не позволял хорошо разглядеть, кто это был, кто-то из бывшего прайда или же чужак. Заметив, что Kasi пристально смотрит куда-то в сторону, Safi тоже обратила туда свой взгляд. Ещё некоторое время они стояли неподвижно, пытаясь лучше разглядеть, затем незнакомая львица сама решила к ним подойти.
- Ты кто такая? - осторожно спросила Kasi, когда та поравнялась с ними.
- Меня зовут Kamunyak, я одиночка и пришла из дальних земель. А вы из какого прайда?
- Наш прайд несколько дней назад был изгнан со своих земель другим прайдом. Нам пришлось бежать, и теперь мы не можем найти остальных. Сейчас нас трое: я, Kasi и Jamali. Он где-то бродит, наверное, ищет следы других львов.
Весть о том, что с ними еще лев, Kamunyak очень заинтриговала. “А не его ли запах преследовал меня на протяжении последних дней? - подумала она, – интересно будет посмотреть на него”.
Ещё долгое время львицы сидели возле ручья, расспрашивая и рассказывая, друг другу различные истории, которые с ними произошли за их не такую длинную, но уже насыщенную событиями жизнь. Когда солнце поднялось в зенит, из-за небольшого кустарника появился Jamali. Лев не рассчитывал встретить здесь своих спутниц, а просто шёл утолить жажду. Увидев в их компании незнакомую львицу, он прибавил шаг. Kamunyak приподнялась в ожидании, как её присутствие воспримет молодой лев. По взгляду и поведению Safi и Kasi Jamali понял, что они успели уже не только познакомиться, но и подружиться с незнакомкой. Подойдя ближе, он представился и сел рядом с ними. Kamunyak была рада, что лев не стал возражать против её присутствия, но немного расстроена тем, что Jamali оказался не тем львом, чей запах привел её сюда. “Значит, в этих землях бродит еще один лев”, - подумала про себя львица, не говоря об этом вслух.
- Jamali, пусть Kamunyak останется с нами, ты не против? – нежным голосом спросила Safi.
Лев взглянул в её добродушные глаза и мягко произнёс: “Конечно нет, только давайте переберёмся в ближайшую тень, а-то уже становится слишком жарко”. Они все вместе устроились под ветвями большого колючего кустарника, где львицы продолжили свою беседу, а Jamali поначалу ещё слушал их разговор, закрыв глаза, но затем уснул. Вскоре и львицы решили последовать его примеру и выспаться перед предстоящей охотой.
Ближе к вечеру, когда все уже проснулись, львицы стали готовиться к охоте.
- Kasi, где будем охотиться? – поинтересовалась сестра.
- Пойдём на небольшое пастбище у реки, мимо которого проходили вчера днём. Там высокая сочная трава и много антилоп и зебр. Думаю, лучшего места мы не найдём.
– Kamunyak, ты с нами?
- Конечно.
И они отправились к реке. Это была их первая совместная охота, и Jamali было интересно понаблюдать за происходящим со стороны – поэтому он шёл немного позади. Целью охоты львицы определили небольшую группу антилоп. Так как никто из них ещё не знал силы и возможности своих спутниц, то, в основном, полагался больше на себя. Охотницы расположились в густой траве в тридцати метрах друг от друга по одной стороне и стали незаметно подкрадываться. Случайно пробежавшая достаточно близко антилопа вынудила Safi броситься за ней. Все травоядные увидев погоню, бросились наутёк, подальше от этого места. Антилопа, преследуемая Safi, быстро нагнала своих собратьев и потерялась в общей группе, что сбило охотницу с толку, и в замешательстве Safi остановилась. Тут к погоне подключилась Kasi, избрав целью отделившуюся антилопу. Настал черед Kamunyak принять участие, и, когда она уже хотела сделать первый прыжок в направлении гонимой Kasi мимо неё жертвы, то заметила по другую сторону от стада в полумраке силуэт чужого льва и вновь уловила слабый, но давно знакомый ей запах, и она остановилась в нерешительности. Тем временем антилопа, пробежав мимо, удалялась прочь. Kasi ещё продолжала преследовать её, но время было утеряно и расстояние между ними только увеличивалось. Оскорбленная неудачей охотница постепенно остановилась, провожая взглядом далеко убегающее стадо. Jamali также заметил чужака. Он встал и, оскалив зубы и рыча, быстрым шагом направился в его сторону. Незнакомец спокойно двигался навстречу. Видя, что чужак не настроен враждебно, Jamali немного успокоился. Он подошел и настойчиво спросил: “Кто ты, и что ты тут делаешь?”
- Меня зовут Saburi. Если эти земли принадлежат вашему прайду, то я не претендую на них.
Тут к ним подошли Safi и Kamunyak. Они с интересом стали наблюдать.
-Я одинокий лев, - продолжал незнакомец, – мне пришлось уйти из прайда, что находится в восточной стороне от границы этих земель, и теперь я скитаюсь один.
Позже подошла Kasi, она не сразу обратила внимания на чужака, так как всё ещё была расстроена из-за неудачной охоты.
-Так вот из-за кого ты стояла как вкопанная, - с ироничной улыбкой обратилась она к Kamunyak, – а я, было, подумала, что ты просто растерялась на охоте.
- Извини, из-за меня мы все остались сегодня без ужина.
- Да ладно, - ободряюще махнула лапой Kasi. – Завтра утром попробуем ещё раз.
Тут из темноты появился Rafiki.
- А мы уже думали, что больше не увидим тебя, - обратилась к мандрилу Safi.
- Я не мог вас бросить одних в такое время. Просто мне пришлось отлучиться по своим делам. О, я смотрю, в вашем маленьком прайде появились новые львы.
Rafiki подошёл познакомиться с новичками. Kamunyak и Saburi были немного удивлены видеть обезьяну в дружбе со львами.
- Откуда вы и как сюда попали, - обратился к ним мандрил.
Первым свой рассказ начал Saburi.
- В последнее время наш прайд стал достаточно большим, и пропитания на всех уже не хватало – поэтому многие молодые львы, когда взрослели, покидали его. Лишь некоторые желали остаться. Я же не стал дожидаться и когда стал способен прокормить себя ушёл сам, так как я всегда любил путешествовать и хотел увидеть другие земли. Даже когда был совсем маленьким, постоянно куда-нибудь убегал.
- Н-да, видно хлопотно было родителям с таким непоседой. А сейчас ты не жалеешь, что ушёл?
- Нет. Конечно, я иногда скучаю по родителям, но я знаю, что они вместе, в своём прайде и надеюсь, что у них всё хорошо.
Рассказ Saburi про его детские проделки очень повеселил всех. Kamunyak же решила не рассказывать о своей прошлой жизни, так как многие воспоминания были для неё болезненны. Никто не стал настаивать. Rafiki доверчиво улыбнулся и произнёс: “теперь вам вместе будет легче справляться с трудностями. Надеюсь, никто не “против” принять их в свой маленький прайд?” Львы недоуменно переглянулись между собой, давая понять тем самым: “… а разве кто-то “против”?”
- Вот и замечательно, а теперь я думаю пора ложиться спать.
Так закончился еще один день жизни молодого прайда. Kamunyak засыпала довольная тем, что ей удалось наконец повстречать таинственного льва, которому она начинала симпатизировать за его вольный нрав. Kasi была немного расстроена неудачной вечерней охотой, Safi радовалась произошедшим новым встречам и новым друзьям. Jamali был доволен тем, что теперь вместе им будет легче справляться с различными трудностями. Rafiki же видел во всём этом налаживающуюся жизнь молодого прайда. Он, как обычно, лег спать самым последним.

«За встречами приходят расставания»

На протяжении нескольких последующих дней львицы каждый день оттачивали своё мастерство в охоте. Лучше всех себя показала Kasi. Она всегда предлагала лучшую стратегию для охоты и боролась до последнего, став впоследствии признанным лидером среди львиц. Как и в любом обучении были и неудачи, и даже травмы, но, к счастью, незначительные, и Рафики благополучно их вылечивал за пару дней, используя различные мази, приготовленные им из трав. Jamali и Saburi также иногда охотились, но, как правило, в одиночку или вдвоём. Никто из них не пытался занять позицию лидера группы, понимая, что достичь большего можно лишь действуя сообща на равных.
С каждым днём Kamunyak всё больше нравился Saburi, и он отвечал ей взаимностью. Поначалу им просто нравилось вести беседы между собой, как и всем остальным, но впоследствии им уже хотелось оставаться наедине, и они стали совершать прогулки вдвоём по саванне, а иногда и подолгу задерживаться. Jamali также стал проявлять благосклонность к Safi, но, пока скрывал свои чувства, желая разобраться в них. Но его продолжительные взгляды в её сторону и неровное дыхание во время разговора с ней, невозможно было скрыть от наблюдательного Rafiki, который был доволен, что всё так хорошо складывается. Молодой шаман никогда не вмешивался в ход жизни львов, а лишь направлял их, давая разумные советы. По вечерам он рассказывал им различные поучительные истории. Днём, оставаясь незаметным, Rafiki всегда был рядом.
Одним из вечеров, когда все делились друг с другом, что интересного с ними произошло за текущий день, мандрил вдруг осознал, что дальнейшее его присутствие в прайде уже не имеет большой надобности и пора возвращаться к себе домой. Молодые львы теперь не боялись неизвестного будущего и твердо стояли на лапах. Он смог помочь им наладить свою жизнь, несмотря на трудности, которые пришлось пережить, и сейчас ему следовало оставить их.
- Завтра я покину вас и отправлюсь к себе домой, - неожиданно для всех произнёс Rafiki.
- Ты хочешь уйти от нас? – с досадой в голосе спросила Safi. - Мы так к тебе привязались.
- Я тоже вас всех полюбил и буду по вас скучать, но меня ждут дома. Дальше вы легко справитесь и без меня, а мне же пора следовать дальше.
- А мы когда-нибудь с тобой ещё встретимся?
- Я надеюсь на это. Я буду молиться за вас. Ну, а теперь давайте ложиться спать.
Сегодня Rafiki не стал долго бодрствовать, а лёг вместе со всеми. Утром, когда львы проснулись, его уже не было. “Жаль, я по нему буду скучать, - произнесла Kasi, – мне всегда нравились его истории”.
В ближайшие несколько дней ещё чувствовалось отсутствие Rafiki, но потом львы привыкли, и прайд зажил своей обычной жизнью. Kamunyak и Saburi теперь подолгу пропадали, проводя практически всё время вместе. Но далеко от прайда они не уходили. Safi и Jamali также стали чаще бывать вместе, чему Safi была очень рада. В скучные вечера Saburi старался поднять всем настроение, пытаясь подражать Rafiki. Получалось это у него довольно смешно и забавно, что всех веселило.
Во время одной из вечерних прогулок с Kamunyak, Saburi вдруг спросил её: “Тебе не хотелось бы отправиться со мной в небольшое путешествие по окрестным землям, ведь мы до сих пор не знаем, что за земли нас окружают?” Kamunyak остановилась, пытаясь понять его слова.
- Ты серьёзно хочешь пойти в чужие земли?
- Нет, я хочу отправиться в небольшое путешествие лишь вдвоём с тобой. Ты согласна?
- Мне бы тоже этого хотелось. Я достаточно много бродила до нашей встречи, и дорога меня не пугает, а с тобой я готова идти хоть на край земли, но, что мы скажем остальным?
- Я думаю, они поймут, и наше отсутствие не скажется сильно на жизни прайда, - он лизнул её щёку. - К тому же мы скоро вернёмся.
- Хорошо, только давай скажем им об этом завтра после утренней охоты.
В эту ночь Kamunyak засыпала с двойственным чувством, с одной стороны она была рада тому, что отправится в путь с Saburi, где будут только он и она, но с другой стороны ей было жаль расставаться с остальными пусть и ненадолго, к кому она успела так сильно привязаться.
Утренняя охота прошла успешно, несмотря на то, что в этот день Kamunyak была слегка рассеяна. Kasi, как обычно, оказалась самой быстрой и проворной. Завалив достаточно крупную для них дичь – антилопу Канна, львицы дождались Saburi и Jamali, которые наблюдали за их охотой со стороны, и принялись есть. В последнее время Saburi и Kamunyak ели с одного куска. Лев постоянно незаметно подталкивал ей лучшую часть мяса. Иногда львица замечала это и, мило улыбнувшись в ответ, начинала есть.
Насытившись, львы оставили недоеденную тушу на растерзание шакалам, которые, почуяв добычу, не заставили себя долго ждать, и улеглись отдохнуть в тени. Вскоре возле туши появились и гиены. “Ненавижу гиен”, - с презрением произнёс Jamali и отвернул свою голову в другую сторону. Если бы не плотно набитые животы, то они с Saburi прогнали бы гиен, как частенько это делали, когда те осмеливались подойти достаточно близко.
После плотного завтрака Kamunyak долго не могла решиться рассказать о вчерашнем предложении Saburi, не зная с чего начать. Но тут молодой лев сам начал этот разговор.
- Мы с Kamunyak хотим уйти на несколько дней исследовать соседние земли.
Это фраза была неожиданностью для остальных, некоторое время все сидели молча, и первым заговорил Jamali.
- И когда вы хотите отправиться?
- Сегодня, как спадет жара. Вы справитесь тут без нас?
- Конечно, теперь нам будет сложнее, но нас трое и мы справимся, а вот вам вдвоём в чужих землях будет трудно, - шутя, произнёс Jamali.
- Ничего, мы двое бродяг, нам это не в первой - справимся, - с улыбкой ответила Kamunyak.
Ближе к вечеру молодая пара, получив последние наставления и пожелания от друзей, попрощалась с ними и спокойным шагом двинулась в путь. Ещё некоторое время все стояли и смотрели им в след, пока те не скрылись за горизонтом.
Чтобы их уход не чувствовался так сильно, в первый день Kamunyak и Saburi решили далеко не уходить от родного прайда, и вечерний ветер иногда доносил их запах. Это позволяло остальным ощущать их присутствие.

«Объединение»
(Ahadi – “Обязательный”)
(Shaka – “Подозрительный, Недоверчивый”)
(Akase – “Небесная”)

Охотиться молодому прайду теперь приходилось реже, так как пропитания уже требовалось только на троих, но, даже оставшись вдвоём без Kamunyak, Safi и Kasi хорошо с этим справлялись. Jamali также время от времени приносил добычу. В последнее время ему нравилось сначала наблюдать, как Safi поедает свой кусок мяса, а затем он сам принимался за трапезу. Но в течение последних дней жара с каждым днём усиливалась, и солнце выжгло практически всю траву на этих землях и высушило ручей, оставив небольшие лужицы, и животные стали постепенно уходить в другие места. Молодым львицам приходилось теперь обходить большую территорию для поиска пропитания, и с каждым разом это становилось более утомительным, и отнимало всё больше времени.
Одним из вечеров львам пришлось решать, что делать дальше. Первой заговорила Kasi.
- Практически все животные покинули эти иссушенные земли. Сейчас мы охотимся на случайно забредших сюда зверей. Что будет дальше, я не знаю.
- Если в ближайшие дни жара не спадёт, и не пойдут дожди, то нам придётся уйти отсюда. Возможно, из-за долгой засухи эта территория до сих пор не принадлежит ни одному прайду, – вступил в разговор Jamali.
- Но куда нам идти, ведь кругом чужие земли? – спросила его Safi.
Вспомнив о чём-то, Kasi подняла голову и произнесла: “Помните, Rafiki рассказывал нам о прайде, что живет за северной границей? Он ещё говорил, что хорошо знает их короля, и тот согласится нас принять к себе”. Понизив голос, она добавила: “Хотя за это время всё могло поменяться”.
- Можно будет попытаться, – согласилась Safi, - но как же Kamunyak и Saburi, они же вернутся сюда, и не будут знать, где мы?
- Надеюсь, они вернуться в ближайшее время, - успокоил её Jamali. – Возможно, им на пути встречались лучшие места, где много травы и животных.
После долгих обсуждений, было решено подождать ещё несколько дней, и, если погода не изменится, не дожидаясь друзей, но, оставив им весточку, отправится к прайду северных земель. Но погода на этот раз не была к ним благосклонна - жара не спадала, и на небе по-прежнему не было ни одной тучки.
Через два дня вечером, когда прайд отдыхал, на горизонте в полумраке появилось два силуэта. Это были силуэты льва и львицы. Заприметив их, Safi приподнялась и, глядя в их сторону, с надеждой в голосе произнесла: “Неужели это Saburi и Kamunyak?”
- Да, это они, - подтвердила Safi, и через мгновение вся троица уже бежала им навстречу.
Поравнявшись, они радостно стали тереться своими мордами, приветствуя друг друга.
- Как я по вас всем соскучилась, - произнесла Kamunyak.
- И мы тоже соскучились. Где же вы так долго бродили?
- Мы сделали большой круг, почти полностью обойдя эти земли, - ответил Jamali. – Правда, мы далеко не углублялись на чужую территорию, чтобы не вступать в конфликт с местным прайдом.
- Хотя, однажды нам пришлось повстречаться с одним из прайдов, - продолжила Kamunyak. – В один из дней, когда мы остановились у ручья напиться воды и передохнуть, с другой стороны к нему подошла небольшая группа львов тех земель. Jamali пытался им объяснить, что мы тут случайно и скоро уйдём, но они ничего и слышать не хотели и, оскалив зубы, потребовали, чтобы мы немедленно ушли. Нам ничего не оставалось делать, как продолжить свой путь.
- Надеюсь, это случилось не за северной границей? – поинтересовалась Kasi.
- Нет, до северной границы мы даже не дошли. Когда в последние дни нам пришлось идти лишь по иссушенным землям без воды, то мы решили вернуться назад.
- Вы как нельзя вовремя, - произнёс Jamali. - Практически все животные ушли с этих земель, и воды совсем не осталось. Мы собирались покинуть это место и уйти за северную границу к прайду, о котором нам рассказывал Rafiki. Я рад, что вы так быстро вернулись. Может быть, вам повстречалось на пути место, где ещё достаточно еды и куда бы мы могли уйти?
- К сожалению, нет, - вздохнула Kamunyak. – Похоже, солнце выжгло все ближайшие земли.
- А когда вы собирались уйти? – поинтересовался Saburi.
- Мы надеялись дождаться вас, - ответила Safi.
- Раз мы все в сборе, тогда предлагаю долго не ждать, а отправится завтра с утра.
Все были согласны. Ещё весь вечер они рассказывали друг другу о различных событиях, произошедших с ними за время разлуки, и легли спать лишь, когда полностью стемнело.
Рано утром, пока в воздухе ещё веяло прохладой, они отправились в путь. Им было, немного жаль покидать обжитые места, но другого выхода у них не было. Saburi пытался всех приободрить, рассказывая по дороге различные забавные истории. Днём они прятались от солнца в тени какого-нибудь дерева или сухого кустарника, а передвигались только утром и вечером, когда спадала жара, охотясь По-пути на различных животных.
Ближе к ночи второго дня львы подошли к территории северного прайда. Метки, оставленные хозяевами этих земель, хорошо давали понять об этом. Прежде чем ступить на чужие земли, они решили заночевать здесь. Всю ночь Jamali плохо спал, постоянно прислушивался к звукам, доносившимся с чужой стороны. Лишь взглянув на сладко спящую возле него Safi, он успокаивался и вновь засыпал. Утром львы увидели, что ближайшую часть этих земель также постигла засуха. “Если и тут то же самое, то мы зря проделали весь этот путь”, - с досадой произнёс Jamali. Но, по мере их продвижения вглубь территории, сухая трава начала постепенно сменяться зелёной и сочной, по которой бродили небольшие стада животных. Kasi воодушевлённо оглядела вокруг зелёные просторы, по которым они все давно соскучились, и случайно заметила вдалеке на одном из холмов львицу здешнего прайда. “Теперь жди гостей”, - произнесла она. Львица тоже заметила чужаков и, понаблюдав за ними некоторое время, скрылась из виду. “Сейчас мы узнаем, прав был Rafiki или нет”, - произнёс Jamali. Вскоре к ним навстречу вышли лев и три львицы. Когда они приблизились, незнакомый лев заговорил первым.
- Я Shaka, что вы делаете в наших землях? – строго спросил он их.
- Засуха выжгла всю траву, на территории где мы жили, и стада ушли оттуда, - ответил Jamali. – Мы хотели бы остаться жить с вами, но, если вы против этого, то мы уйдём.
После некоторой паузы Shaka произнёс: “Хорошо, пусть это решает Ahadi. Ступайте за нами”. Он развернулся и пошёл в сторону возвышающейся над саванной одинокой скалы. Все направились за ним. Последними шли Kasi, Jamali, Safi, Kamunyak и Saburi.
У подножия горы их встречали Ahadi – король этого прайда, и Akase – его львица. Рядом с ними стояла обезьяна похожая на Rafiki.
- Что вас привело к нам, - ровным голосом спросил Ahadi.
- Земли, где мы жили, полностью высохли и теперь напоминают безжизненную пустыню, все животные покинули её, и нам, чтобы выжить, пришлось уйти. Однажды Rafiki нам рассказал о вашем прайде, он сказал, что здесь нам смогут помочь.
- Rafiki? – усмехнулся лев и повернул голову к обезьяне. – Ты что-нибудь про это знаешь Makedde?
- Да, Rafiki мне как-то рассказывал про них.
- Хорошо, оставайтесь пока с нами, а там решим, - произнёс Ahadi. – А вот и сам Rafiki идет, он вам всё тут покажет.
- Rafiki, - позвал его Makedde. – Принимай своих друзей.
- О, как я рад вас видеть?
- Мы не ожидали тебя здесь увидеть, - не скрывала своего удивления Safi.
- Почему? Ведь это мой дом.
- Ты нам ничего про это не говорил.
- Просто в том не было необходимости.
Переговорив с Ahadi, молодой шаман повёл львов показывать окрестные земли и по пути слушал их рассказы о том, что происходило после того, как он их оставил.
Ближе к вечеру на общем собрании обсуждалось: позволить молодым львам остаться в прайде, или же попросить их удалиться. Некоторых смущало то, что предстоит принять сразу пять незнакомых им львов и неизвестно на что те способны, но за то чтобы разрешить им остаться выступил Rafiki, и Makedde ему полностью доверял. После непродолжительных раздумий, взвесив все “За” и “Против”, Ahadi принял решение: позволить молодым львам примкнуть к их прайду, а если после того, как закончится жаркий сезон, они захотят уйти, то им будет предоставлена такая возможность.  Rafiki отправился сообщить об этом молодым львам, которые дожидались его возле баобаба – дома Rafiki. Львы с радостью восприняли эту новость.
В первую ночь Jamali, Safi, Kasi, Saburi и Kamunyak решили заночевать возле дома Rafiki, допоздна беседуя с ним, интересуясь жизнью в прайде. Наутро состоялось их более тесное знакомство с прайдом.
- Наши львицы отправляются на охоту, не хотите присоединиться? – спросила Akase у молодых львиц.
- Хотим, - ответила за всех Safi. – Кстати Kasi у нас хорошая охотница.
- Замечательно, вот там и посмотрим ваши способности.
И львицы все вместе отправились на охоту. Когда они ушли, Jamali с Saburi вновь повстречали Shaka. Он позвал их с собой показать им земли и рассказать о здешних правилах жизни. Территория, контролируемая прайдом Ahadi, составляла порядка двухсот квадратных километров, что было необходимо для их нормального существования, и представляла собой разнообразие пейзажей. Это были и небольшие скалистые холмы с каньоном, и золотые пустынные дюны, и равнинные луга с сочной травой, где любило пастись множество различных травоядных животных. Также через эти земли протекала речка, на пути которой располагалось небольшое озеро с многочисленными птицами, и где любили подремать бегемоты. Но гордостью этих земель была скала прайда, одиноко и величественно возвышавшаяся над африканской саванной, с вершины которой открывался удивительный вид на многие километры. Соседние земли небыли столь разнообразны, но и там хватало пропитания, в результате чего другие прайды последние два года не претендовали на расширение своей территории.
Вечером все пятеро молодых львов воодушевлённо делились между собой событиями, произошедшими с ними в первый день жизни в большом прайде.
- Представляешь, - обратилась Safi к Jamali. – Во время охоты одна из львиц схватила за круп зебру, но неудачно, и та практически уже вырвалась, но тут подоспела Kasi, и они вдвоём её повалили, а потом и мы подоспели.
- Да, мне понравилось охотиться большой группой, - согласилась Kasi. Она была рада тому, что львицы признали её способности.
- Я себя вновь почувствовала как дома в своём прайде, - не унималась Safi.
- А нам, тем временем, Shaka рассказал о соседях живущих вокруг этих земель.
- Оказывается, на восточной границе есть небольшой участок земли не принадлежащий ни одному из местных прайдов, и любой может там охотиться, главное, не заходить на чужие земли.
- А вот там, - он поднял лапу и указал вдаль, - начинается территория гиен, и в одиночку там появляться очень опасно. - С ними больше всего хлопот, постоянно приходится прогонять их с земель прайда.
Уже стемнело, когда молодые львы закончили делиться своими впечатлениями, и пора было ложиться спать. В этот раз они спали вместе с прайдом.
В лунном свете ночи неподалёку от скалы стояли Makedde и Rafiki. Они стояли и смотрели в сторону спящих львов и тихо беседовали.
- Ты был прав Rafiki, они достойно заняли своё место в прайде, и я уверен, из них получатся хорошие львы.
- Я рад, что не ошибся, - ответил Rafiki.
- Похоже, из тебя вый дет достойный шаман, - добавил Makedde. – А теперь пора ложиться спать – завтра у меня много дел.
Makedde отправился к себе домой, а Rafiki ещё некоторое время стоял освещённый лунным светом и о чём- то мечтал.

«Жизнь в прайде»
(Taanusi – “Привлекательный, Приятный”)

Через пару недель Rafiki вновь должен был отправиться в далёкие земли. Эти путешествия  были частью его обучения, чтобы стать настоящим шаманом. По дороге он выполнял различные поручения брата, встречал разных животных на пути, узнавал много нового. Также это способствовало прайду быть в курсе дел происходящих в окрестностях их земель. Получив последние наставления от Makede и, попрощавшись с Ahadi и Akase, он зашёл повидать молодых львов, но смог застать только Jamali, Kasi и Safi.
- Мне необходимо уйти по делам на некоторое время, - произнёс Rafiki. – Не скучайте без меня. Кстати, я буду идти через земли, где в своё время познакомился с вами.
- Надеюсь, что там вновь зелено и много животных, - оживилась Kasi.
- Посмотрим.
- К сожалению, мне пора, - через некоторое время, тихо сказал Rafiki и по очереди  обнял каждого из них. - Жаль, что не удалось повидать Kamunyak и Saburi – попрощайтесь с ними за меня.
- Обязательно. Они сейчас на водопое, - ответил Jamali.
Rafiki отправился в путь, а Jamali и Safi решили его проводить до границы земель прайда, чтобы потом можно было прогуляться вдвоём по вечерней прохладе. Сейчас они каждый свободный вечер старались проводить наедине.
Отсутствие Rafiki практически никак не сказалось на жизни молодых львов. Им всегда было чем заняться в прайде. Jamali и Saburi совместно с Shaka, а иногда с Ahadi обходили границы своих земель, защищая их от посягательств бродячих львов, которые по той или иной причине вторгались к ним, но больше всего проблем создавали гиены. Они частенько вторгались на территорию прайда, когда тайно, а когда открыто, провоцируя на стычки.
- Зачем они это делают? - спросил однажды Jamali у Shaka, во время их совместного патрулирования.
- Такая у них натура. В открытый бой гиены вступают только когда чувствуют своё превосходство в силе. Но сейчас у нас большой и сильный прайд, вот они и устраивают эти провокации, чтобы хоть как-то отыграться. Раньше, когда мы с Ahadi были ещё несмышлёными котятами, прайд был очень малочислен, и нашему отцу приходилось ежедневно отстаивать права на эти земли перед другими львами и гиенами. Со временем ближайшие земли благополучно распределились между различными прайдами и стычки прекратились. Лишь гиены не признавали никаких границ, считая все земли своими, но со временем им пришлось поумерить свой пыл. Как бы то ни было, но даже гиены являются созданиями Aiheu, и мы должны помнить об этом.
Тем временем Kamunyak, Safi и Kasi вместе с остальными львицами ходили на охоту, оттачивая мастерство и укрепляя своё положение в прайде. В свободные вечера Jamali с Safi, как и Kamunyak с Saburi, куда-нибудь отправлялись вдвоём, чтобы побыть наедине. Kasi, когда ей от безделья бывало скучно, шла бродить по просторам саванны и иногда заходила на свободную территорию за восточной границей. Там в одиночку она любила погоняться за каким-нибудь небольшим зверем не ради убийства, а просто ради азарта догоняла его и останавливалась. Когда беготня ей надоедала, она ложилась в высокую траву и наслаждалась тишиной и тем, как лёгкий прохладный ветерок обдувал её мордочку. В один из таких дней, набегавшись вдоволь, Kasi случайно задремала возле небольшого кустарника, но вскоре была разбужена рыком льва. “Никто изо львов нашего прайда так не рычит, - подумала она спросонья. – Пойду, узнаю, откуда он”. Kasi спокойно поднялась и направилась в сторону незнакомца. Молодой лев стоял к ней спиной и внешне выглядел на полгода старше её. Его юношеская, но уже достаточно пышная грива была золотистого цвета с тёмным отливом. Он стоял и вслушивался в звуки доносившиеся издалека. Kasi совершенно не волновалась, так как знала, что на этой земле львы любого прайда имеют равные права. Только когда она подошла достаточно близко, лев, обернувшись, заметил её. Такое появление немного застало его врасплох.
- Здравствуй, - первой заговорила львица. - Тебя как зовут?
- Taanusi, я из прайда, что восточнее этой земли.
- Значит мы практически соседи. Я из прайда Ahadi, и меня зовут Kasi.
- Извини, если я побеспокоил тебя. Я не думал, что здесь есть кто-то ещё. Ты, наверное, охотилась?
- Нет. Я прихожу сюда, чтобы просто отдохнуть в тишине. Ты мне нисколько не помешал – мне даже приятно было повстречать тебя.
Пару секунду они молча смотрели в глаза друг друга с чувством, как будто повстречали родственную душу.
- Я тоже рад нашей встрече, - робко прервал тишину Taanusi. – Не хочешь прогуляться вместе?
- Буду только рада.
И они спокойным шагом отправились вдвоём, ведя по дороге дружественную беседу, словно были знакомы уже давно.
Они бродили весь день и за разговорами не заметили, как наступили сумерки.
- Мне пора, - с небольшой грустью произнесла Kasi.
- Удивительно, что мы не встретились раньше ведь я достаточно часто сюда прихожу, - произнёс Taanusi, - я также как и ты люблю здесь бродить в одиночку.
- Главное, что мы всё же встретились.
- А завтра ты придёшь? – с надеждой в голосе спросил Taanusi.
- Не знаю, вечером львицы идут на охоту, и я должна буду быть с ними, - и, после секундной паузы, лизнув на прощание его щёку, добавила, - я постараюсь.
Проводив взглядом уходящую Kasi, Taanusi отправился к себе домой.
С этого дня практически всё свободное время Kasi стала проводить вместе с Taanusi на общей территории. Поначалу некоторые изо львов прайда волновались по поводу её частого отсутствия, но когда кто-то из них случайно увидел Kasi в сопровождении молодого льва, то всем всё стало ясно, и волнения сменились радостью за неё. Особенно этому были рады её друзья. Вскоре Kasi познакомила их c Taanusi. Так в саванне стало на одну счастливую пару львов больше.
Прошло время, и Rafiki благополучно вернулся домой. Путешествие позволило ему узнать много нового и придало ему больше уверенности. Придя в прайд, он сначала зашёл к Ahadi засвидетельствовать своё возвращение и рассказать, что происходит в округе его земель. Rafiki долго беседовал с королём, и в процессе его рассказов, Ahadi то становился очень серьёзным, то довольно улыбался. Мандрил любил разрядить серьезность обстановки время от времени вставляя в разговор какую-нибудь шутку или рассказывая смешную историю. Выслушав Rafiki, Ahadi остался очень доволен обстановкой вокруг земель его прайда, и поблагодарил за проделанную работу. Затем, недолго переговорив с Makedde,  мандрил отправился искать своих друзей. Львы все вместе лежали в тени ветвистой акации. Первой приближение Rafiki заметила Kasi. Сначала она подумала, что это идёт Makedde, так как они с братом были схожи, а нагретый солнцем воздух не позволял издали хорошо разглядеть. Лишь когда мандрил подошёл достаточно близко, она узнала его и с радостным криком: “Rafiki”, - бросилась к нему навстречу. Остальные подхватились вслед за ней. Все радостно стали тереться о Rafiki, приветствуя его, что тот еле мог устоять на ногах. Затем все вместе вернулись в тень акации и стали делиться своими новостями. Они беседовали очень долго, стараясь рассказать все столь значимые события, произошедшие за время их разлуки. Jamali и Saburi много рассказывали об интересных моментах их патрулирования земель, про их стычки с гиенами. Львицы делились с Rafiki о новостях внутри прайда и об охоте. Лучше всех про охоту рассказывала Kasi. Она так красочно всё описывала, что представлялось, что ты сам присутствуешь на ней.
- Но самая главная новость, - торжественно произнесла Safi, - это то, что Kasi познакомилась с молодым львом из прайда, что живёт за восточной границей. Вчера она нас познакомила с ним. Он нам очень понравился: добродушный, общительный, но в то же время достаточно серьёзен.
Kasi слегка засмущалась: “Да ладно вам”.
- Однажды я встречался с этим прайдом, как зовут этого счастливчика? – засмеялся Rafiki.
- Taanusi.
- Неужели тот маленький непоседливый львёнок уже вырос. Как быстро летит время. Надо будет мне с ним ещё раз познакомиться.
Rafiki взглянул в глаза Kasi и мягко произнёс: “Я рад за тебя”.
- Спасибо, а что интересного за это время произошло с тобой?
- Места, откуда вам пришлось уйти сюда, до сих пор представляют собой безжизненную пустыню и пока не начнётся сезон дождей, ничего не изменится.
- Очень жаль, ведь там мы все вместе познакомились. Расскажи нам про своё путешествие.
- Ну, это долгая история.
Rafiki сел удобнее, а львы расположились вокруг него и приготовились слушать. Чтобы не утомлять своих друзей длинным рассказом, мандрил затрагивал лишь интересные и поучительные моменты его путешествия. Соскучившись по его историям, все слушали с большим интересом.
Когда мандрил закончил, то были уже глубокие сумерки.
- Да, интересное получилось путешествие, - произнёс в конце Saburi и, шутя, обратился к Kamunyak, - может быть и нам куда-нибудь отправиться?
Kamunyak засмеялась и ответила: “Сейчас нам лучше отправиться спать”. Все посмеялись и, пожелав Rafiki спокойной ночи, пошли к скале прайда устраиваться на ночлег, а Rafiki отправился к себе. В эту ночь они засыпали с радостным чувством.
С возвращением Rafiki, жизнь в прайде вошла в своё привычное русло: Makedde вновь приобрёл своего помощника, и они вдвоём с братом успевали сделать больше полезных дел, молодые львы частенько навещали своего друга, помогали ему либо просто беседовали. Вскоре Rafiki познакомился с Taanusi, который ему очень понравился, и пожелал им с Kasi счастливых дней.





Заключение
( Imara – “Настойчивая, Стойкая”)

На земли прайда вновь пришла весна, прекрасная пора любви, надежд и веры в будущее. Время перелистнуло новую страницу жизни, оставив в прошлом все печали и невзгоды. Сейчас прайд переживает лучшие свои годы, находясь на пике своего развития, и начинается его новая история.
Мой брат Makede только что сообщил мне приятную новость – у Kamunyak и Saburi родился малыш. Это девочка. Назвать её решили Imara. И сейчас все спешат поздравить счастливых молодых родителей. Вчера Safi мне поведала, что тоже готовиться, вскоре, стать матерью. Jamali пока еще не в курсе, но думаю, что после сегодняшних событий она не сможет не рассказать ему об этом. В такие моменты я постоянно задаюсь вопросом: “Разве рождение новой жизни не самое ценное, что есть на земле?!” Дружба Kasi и льва из чужого прайда постепенно переросла в нечто большее, и я надеюсь, вскоре мы увидим новую счастливую пару.
На этой положительной ноте позвольте мне закончить свой рассказ. Я рад, что молодые львы с достоинством вынесли все тяготы, выпавшие на их судьбу, и смогли найти своё место в круге жизни. И теперь я полностью за них спокоен.
А сейчас мне пора бежать: не пристало будущему крёстному отцу опаздывать.

1 июля 2008г.

0

6

Перевод: Шико Шериан

Трой Мак’Элвин

Свет в её глазах

Сарафине плохо спалось этой ночью. Не только тот факт, что она снова упустила шанс стать матерью, тревожил её. При виде других львиц, тискающих своих детенышей, сердце её готово было выпрыгнуть из груди. Ей не терпелось прижать к себе горячее тельце своего львенка, слизывать детские слезы, тереться носом о его шкурку. Услышать слова: «Я люблю тебя, мама».
Все свободное время она проводила с детенышами других львиц. Она часто оставалась нянькой, так что у них было время сходить к водопою или поохотиться. Но ей все равно чего-то не доставало. Время, что проводила она, беседуя и играя с детенышами, было волшебным, но, в конце концов, ей приходилось возвращать детей их матерям.
Подобные мысли посещали Сарафину, когда она лежала на боку возле водопоя. Наступила ночь, и короли прошлого один за другим занимали места на небе. Она пересчитала все звезды, среди которых были знакомые ей короли, и расстроено вздохнула.
– Когда я умру, – громко сказала она. – Мне будет не за кем наблюдать сверху. У меня не будет детенышей, которых я бы ждала среди звезд.
Она тихо всхлипнула.
– Я буду вечно одинокой.
Она легла на живот и заплакала, спрятав лицо за лапами.
«Если бы у меня был сын, он бы подошел сейчас и спросил, что не так… Моя дочь легла бы рядом и утешала меня… Но их никогда не будет» думала она. «Я обречена умереть в одиночестве». Она начала рыдать, сердце львицы обливалось слезами, что текли по её щекам и пропитывали мех.
Внезапно водопой наполнилась теплым лучистым свечением. Свет добрался до лап Сарафины, и она подняла голову. Вокруг нее было светло как днем, даже не смотря на то, что она помнила, как ушло солнце несколько часов назад. Присмотревшись, она разглядела источник света. Он не имел формы и словно витал над землей. Сарафина присматривалась к нему, не испытывая ни малейшего страха. Он не слепил её, даже не смотря на то, что был ярче солнца. Она сразу поняла, что это был свет самого Айхею.
Свет поплыл в её направлении. Трава шевелилась там, где летел он легкой дымкою. Поднявшийся теплый ветер касался Сарафины, и львица мурлыкала от его ласки. Немигающими глазами она наблюдала, как свет подступал все ближе и ближе.  Она замурлыкала громче, потому что ветер и тепло, излучаемое светом, напомнили ей о последней ночи со львом, напомнили его близость, греющую как тело, так и сердце.
Свет остановился, кружа вокруг Сарафины. Она пристально глядела в его сиянье, не промолвив ни слова, но глаза её вопрошали о чуде. Ей не нужно было просить. Львицу обволакивало мерцающим свечением. Непостижимое удовольствие наполнило Сарафину и она изогнулась дугой в экстазе. Удовольствие захлестнуло её, и львица растянулась на земле, счастливо мурлыкая в объятиях бога.
Поднималось солнце, и теплый свет щекотал глаза Сарафины. Львица сонно разлепила веки, когда один особенно яркий луч разбудил её, и свернулась клубком. Она тихо заворчала, чувствуя легкий дискомфорт в животе. «Было бы неплохо поскорее добыть антилопу» сказала она, посмеиваясь. Она с затруднением поднялась на лапы и подошла к краю водопоя. Львица наклонилась и сделала несколько глотков, утоляя утреннюю жажду. Но когда она перестала пить и посмотрела вверх, она заметила, что солнце уже надежно обосновалось в небесах. Она проспала большую часть утра.
Сарафина вздохнула.
«На Скале Гордости будут беспокоиться, что меня нет» – подумала львица.
Перед тем как уйти она снова посмотрела на свое отражение в воде. Что-то привлекло её внимание, и львица подошла ближе, чтобы внимательнее рассмотреть его. Её нежное, светлое лицо превосходно отражалось на стеклянной глади воды, и львица молчаливо приглядывалась к нему, а оно в свою очередь приглядывалось к Сарафине. Она внимательно посмотрела в отражение своих глаз, и увидела, как они мерцают глубоким потаенным светом.
Львица охнула, прижав лапу ко рту. Она быстро выпрямилась и положила свободную лапу на живот. Она снова посмотрела на отражение в воде, и снова она увидела свет в своих глазах. Закрыв глаза, она вспомнила всё, что произошло этой ночью; вспомнила свет, наполнивший её радостью.
Львица встала, и направилась к Скале Гордости. Она шла, присматривалась к небу и шептала: Айхею Абамами. Спасибо тебе, мой бог.

0

7

Simba Wiltz

You Never Know

Внимание: персонажи Симба, Нала, и Киара – собственность студии Disney.

Перевод: King of the Hill

«В каменной груди живет доброе сердце»

Когда солнце над Прайдлендом стало клониться к закату, прайд безмятежно ожидал возвращения своего короля. На первый взгляд, был самый обычный день. Детеныши играли, львицы дремали, и солнце, как всегда, плавно проходило свой золотистый путь по небу. Повсюду царили мир и спокойствие. Но недолго.
- Король возвращается! - раздался чей-то восхищенный голос. Как по команде, все повернули головы в сторону заходящего солнца. Там, ступая медленно, но уверенно, появился Симба. Его голова была опущена, но спокойная походка создавала впечатление, что он просто устал. Поднимаясь по склону, он поднял голову и улыбнулся своему прайду.
- С возвращением, Симба.
- Здравствуйте, мой Король.
- Добрый вечер!
- Как хорошо, что вы вернулись! - голоса смешались, и их уже сложно было разобрать, но льву было приятно. Он умиротворяюще улыбнулся львицам и кивнул каждой в ответ. Наверху Нала вышла из пещеры, чтобы поприветствовать его. Увидев ее нежную улыбку, Симба непроизвольно ускорил шаг. Они соприкоснулись головами и замурлыкали в унисон.
- Здравствуй, милый... - произнесла Нала, заглядывая Симбе в глаза.
- Привет, - мягко ответил Симба, отводя свой обычный любящий взгляд и собираясь обойти львицу. Нала выглядела удивленной.
- Симба, что-то случилось?
- Ничего необычного, - быстро ответил лев, направляясь к своему обычному месту в пещере. - Я просто устал, вот и все.
Нала через мгновение последовала за ним.
- Ты ведь не собираешься спать? Этой ночью охота.
- Идите на охоту без меня, - сказал Симба с натянутой улыбкой. - Я не очень голоден.
- О... - тихо прошептала Нала, словно узнала что-то скрытое от всех. Она подошла ближе к своему супругу и мягко прижалась к нему головой. Симба неохотно ответил на ласку и положил голову на лапы.
Увидев, что его глаза закрылись, Нала вздохнула и повернулась. Весь прайд собрался у выхода из пещеры и с любопытством заглядывал внутрь. Стараясь избавиться от неловкой ситуации, Нала прошла мимо них с королевским спокойствием. В их глазах был невысказанный вопрос, который они не успели стереть со своих морд.
- Ничего страшного, - мягко сказала Нала, улыбаясь, - идем на охоту.

Победоносный рев пронесся по саванне вскоре после того, как Прайдленд был укрыт одеялом ночи. Успех означал изобилие еды для всего прайда. Точнее, для большей части прайда. Симба лежал в пещере с открытыми глазами, но ничего не замечал. Его отрешенный взгляд сменился осмысленным только после того, как он услышал, что матери зовут своих детей "к столу". Когда пещера опустела, один из львят отстал от группы и пошел в сторону Симбы.
- Папа? - она говорила особым тоном, в котором смешались беспокойство и любопытство с малой толикой тревоги. Поворачивая к ней глаза, Симба снова выдавил улыбку.
- Да, Киара?
- Ты пойдешь есть? - мягко промяукала она. Симба нежно погладил ее лапой.
- Не сегодня, дорогая, папе нужно побыть одному.
- Но папа…
- Киара... пожалуйста, - промурлыкал он, мягко прикасаясь к львенку носом. - Когда-нибудь ты поймешь.
Разочарованная, но больше обеспокоенная, Киара уступила и нежно потерлась об него.
- Хорошо, папа, - сказала она, собираясь уходить.
- ..Киара? - вдруг сказал Симба, останавливая ее. Когда она обернулась, Симба с трудом разлепил губы и проурчал, - Будь осторожна.
Обреченно отворачиваясь и закатив глаза, Киара побежала, чтобы попасть в самую гущу дерущихся за еду львят.

Пир удался на славу. Был пойман большой буйвол, позволяя прайду поесть вдоволь и даже оставить что-нибудь падальщикам. Хотя и поздно, Киара все-таки обратила внимание на странную тишину за едой. Обыкновенные рыки и ворчание, конечно, присутствовали, но были словно приглушены по неизвестной причине. Даже дорога обратно на Скалу Прайда прошла в необычной тишине. Киара могла услышать только приглушенные голоса, доносившиеся время от времени.
- ...надеюсь, с ним все в порядке.
- ...что же такое происходит?
- Он странно себя ведет...
- ...не понимаю.
Эти разговоры встревожили львенка. Добежав до начала "процессии", Киара уткнулась в задние лапы своей матери.
- Мама? Можно мне с тобой поговорить?
Нала нежно улыбнулась ей.
- Ну конечно, - она кивнула, позволяя другим пройти мимо, на Скалу Прайда. Когда они остались вдвоем, Нала села и посмотрела на Киару. - Что ты хотела, милая?
Киара робко подошла к Нале и потерлась об ее передние лапы.
- Я беспокоюсь за папу. Почему он не пошел с нами?
- Твой отец устал, малышка, - почти автоматически ответила Нала.
- Но у нас было столько хорошей еды! - пожаловалась Киара. - Он никогда не пропускает еду. Он любит много есть, поэтому он такой большой.
- Киара... - Нала захихикала. - Да, твой отец любит поесть, но…
Она замолчала и вздохнула. Шагнув назад, она легла на живот и подставила лапы Киаре, которая сразу же запрыгнула в объятия.
- Малышка, твоему отцу намного труднее, чем всем нам. Сейчас ему просто надо побыть одному.
- Но почему? Что происходит? - настойчиво спросила Киара. Нала вздохнула и посмотрела вслед быстро удаляющимся львицам.
- Большинство в прайде не понимает, через что Симбе приходится проходить каждый день. Они просто ждут его домой каждый день, чтобы поддержать, или защитить, или еще что-нибудь такое, - она снова посмотрела на Киару, - но Симбе приходится делать нечто большее, чем просто присматривать за прайдом и обходить территории. Он отвечает за то, чтобы сохранять порядок в Землях Прайда, следуя Кругу Жизни.
Киара озадаченно посмотрела на свою мать. Нала улыбнулась.
- Ты помнишь, как несколько солнц назад мы не могли пить на водопое, так как он был загрязнен?
Киара сморщила нос.
- О да, это было очень противно! Почему те животные сделали это?
Нала улыбнулась одними уголками губ.
- Ну, Киара, зачем они так поступают, не знает, наверное, никто. Но хотя сам он был не виноват, Симба был единственным, кто отвечал за это.
- Но... это несправедливо... - тихо сказала Киара.
- Ты права, - начала Нала, - иногда это не совсем справедливо. Когда с землями что-то не так, король должен отвечать, вне зависимости от того, виноват он или нет.
Киара на мгновение прижала уши и посмотрела в землю. Затем, скорчив забавную гримасу, она снова подняла уши к своей матери.
- Но это было несколько солнц назад. Что случилось сегодня?
- Ну... - сказала Нала и замолчала. Решив, что честность – лучший вариант, она вздохнула и продолжила.
- Так вот, в последнее время у Симбы было слишком много проблем. Несколько детенышей гепарда были убиты бродягой, и ему пришлось разделить горе матери. Еще он натолкнулся на раненую на охоте пантеру, которая попросила покончить с ее мучениями. Стада часто досаждают ему по разным причинам. Вчера несколько наших львиц были ранены на охоте, а одну сегодня чуть не растоптали. И с его опасениями насчет аутсайдеров...
Нала замолкла и тихо вздохнула.
- У него столько забот…
Уши Киары снова прижались к голове.
- Это так грустно... - сказала она, прижимаясь к своей матери для утешения. Нала посмотрела на нее.
- Он не всегда говорит прайду о том, что случилось днем. Симба вынужден бороться с гораздо большим количеством печальных событий, чем мы думаем. Он не хочет, чтобы мы переживали, поэтому часто он держит это в себе. Он не может смотреть на страдания других, и, виновен он или нет, он несет ответственность. Иногда, когда никто не видит, он плачет.
- Папа плачет?? - выразительно прошептала Киара.
- Да, малышка. Так же, как плачем я или ты. Он не так непоколебим, как ты думаешь, - Нала подняла голову навстречу появившемуся ветерку, нежно ласкающему морду, и глубоко вздохнула. Мгновение посмотрев на звезды в поиске совета, она снова перевела свой взгляд на Киару.
- Знаешь, Киара, иногда Симба выглядит так, будто ничто во всем мире не может его задеть или испугать. Но он жил и живет очень трудной жизнью, в основном потому, что ему кажется, что у него не было настоящих друзей. Даже Королям Львам иногда приходится нелегко, и хотя они не любят это показывать, они грустят. Вот почему он так заботится о тебе и старается тебя защитить.
Нала замолчала на мгновение, чтобы лизнуть Киару в щеку, на что та ответила сначала удивленным писком, а затем хихиканьем.
- Твой отец – сильный лев, но даже с сильными львами случаются несчастья.
- Вот так да... - сказала Киара, глядя в землю. - Я думала, что мы никогда не узнаем, что происходит в чужой жизни, и не сможем это изменить. Но... что мы можем сделать?
Нала улыбнулась своей дочери.
- Это нетрудно, Киара, - она обняла львенка. - Просто иди к нему. Скажи ему, как много ты для него значишь. Покажи ему, что заботишься о нем не меньше, чем он о тебе. Это самое лучшее лечение, какое только можно желать.
Киара улыбнулась и вырвалась из лап матери.
- Давай, мам! Пойдем сделаем это сейчас! - львенок побежал в сторону Скалы Прайда со своей смеющейся матерью,  тщетно пытающейся его поймать.   

Симба с трудом открыл глаза, так как почувствовал что-то мягкое под своей лапой. Издав неопределенный звук, означавший любопытство, он смутно увидел небольшой комок шерсти, старавшийся подлезть под его лапу. Невольно улыбаясь, он поднял ее, позволяя своей дочери подобраться к нему. Киара выгнулась, устраиваясь поудобнее, и посмотрела на него.
- Я люблю тебя, папа, - сказала она, потираясь об него и практически сразу засыпая. Симба чуть заметно улыбнулся и погладил ее своей тяжелой лапой. Он протяжно и удивленно вздохнул. Словно все тени в его жизни моментально растворились в сиянии дочерней любви.

1998

0

8

Судьба Пумбы и Тимона.

Тимон в этот день был очень хмурый, это был тот день, когда не стало Симбы. Тимон понемногу сходил с ума, сначала его мама, затем дядя Макс, а потом и Симба. Все, кто ему был дорог, ушли. Остался только Пумба.
Тимон и Пумба, также как и Зазу, пользовались в прайде популярностью, как приближенные короля. Жили, правда они в прайде не очень часто, в основном у себя в джунглях. В прайд приходили в основном на праздники или просто как друзья. Киара их всегда к себе принимала, она надеялась, что они будут нянчить ее ребенка, который должен родиться. Кову очень уважал этих двух, но вся соль была в том, что этот дуэт жил по Хакуне Матата. Тимон по-прежнему был очень веселый и забавный, но он старел, так же как и Пумба. Они оба вспоминали свои старые года: как они встретились, как спасали друг друга, как приобрели Хакуну Матата, как спасли Симбу и как ему помогли. Вся их жизнь промелькала перед глазами.
Однажды Тимон подошел к Пумбе:
- Знаешь, у меня есть идея одна.
- Говори.
- Может, пойдем ко мне на Родину, к месту где мы рыли туннели.
- Но ты же мне говорил, что это место тебе было ненавистно, и там из твоих никто не живет, все они живут у нас в джунглях.
- Да, но знаешь, я вдруг вспомнил маму и дядю Макса. Я там родился, хоть и не любил рыть тоннели и часто запевал на посту, но это моя земля мне бы хоть ее увидеть, я же слишком долго там не был.
Пумба согласился с ним, и они пошли в долгий путь. Шли они туда три дня. По дороге они нашли место где впервые встретились. Зашли к Рафики. Рафики показал им одно озерце, заросшее зарослями. Рафики сказал Тимону:
- Посмотри, - указал пальцем на воду.
Тимон посмотрел и увидел, как его искаженное отражение, превратилось в лицо его мамы. Он этого не ожидал.
- Она живет в тебе – сказал Рафики.
- Тимми, - послышался хриплый голос сверху.
- Мама….
После этого они пошли дальше. Шли они, напевая свою Хакуну Матату. И, наконец, пришли. Тимон увидел то самое место, откуда начал свой первый шаг. Там никто не жил, но туннели по прежнему сохранялись. Тимон был рад этому, он подошел к тому месту, где мама ему показала солнце, сказав – «Все то, чего касаются лучи света, принадлежат кому-нибудь другому».
Тимон заплакал, вместе с ним и Пумба. Они пошли обратно в свои джунгли. Шли они через ущелье, где однажды Симба потерял отца, а они в это же время чуть не погибли под копытами антилоп.
- Думаешь, что сегодня случится, то же, что и было. – Сказал Пумба.
- Кончно нет, ведь не всегда все повторяется.
- Мне Тимон, это ущелье напоминает нам нашу жизнь.
- Да, время идет все, что было все в прошлом, а прошлое не вернуть.
- Хакуна Матата.
- Правильно Пумба, я самую большую часть прожил под Хакуной Матата. Это философия. Хакуна Матата, нет забот.
Вдруг под ногами затрещала земля, Тимон и Пумба оглянулись назад. Все в точности было так же, как и в тот самый день. Оба они побежали. Тимон залез на спину Пумбе. Когда антилопы догнали их, то Тимон вдруг упал со спины, но Пумба этого не заметил. Только когда Пумба забрался на край ущелья, по небольшим ступенькам, то тогда, он увидел Тимона , висевшего на дереве.
- Держись Тимон, - прокричал он, и спустился вниз. Там он обежал дерево, и когда дерево сбила антилопа, Тимон полетел, но Пумба успел схватить его и добежать до края выступа, оставив Тимона там, а сам он упал. Тимон стал искать Пумбу глазами среди антилоп, но затем Пумба запрыгнул на стену ущелья и пополз наверх. Тимон побежал к краю и хотел помочь Пумбе, но Пумба был тяжелый, он дополз до края обрыва и дальше не смог. Пумба стал срываться, Тимон изо всех сил пытался достать его, но ему не удалось. Пумба соскользнул в низ, и упал.
Тимон спустился вниз и нашел там Пумбу. Пумба лежал мертвый. Тимон подошел к нему и стал дергать, но Пумба не шевелился. Тимон никак не мог в это поверить. Они столько лет дружили, и теперь всё так резко закончилось. Когда Тимон все понял, то он стал обвинять себя, говорить «Зачем я попросил его идти со мною».
Тимон побежал, куда глаза глядят. Его единственный друг оставил его в этом мире. Тимон не заметил того, что он ушел в пустыню, там Тимон упал на землю. Через некоторое время стервятник стали клевать его, но их разогнал Рафики. Затем Рафики взял Тимона и стал его дергать, но Тимон не шевелился, он тоже умер.
Пумбу нашли львы. Мангусты вместе со львами похоронили двоих друзей возле Скалы Гордости. Кову подошел к могилам и сказал, улыбаясь и проливая слезу:
- Мы когда нибудь с вами увидимся. Но не сейчас.
Пумба и Тимон увидились снова и их Хакуна Матата продолжала существовать там. Там же они встретили Симбу и всех, кого знали.

0

9

Забыли написать: всё скачано с сайта pridelands.ru =))

0

10

,;;,,,,,,;!!!!>,
                                           .,,;!!!!!!!!!!`!!
                                     _;!!!!'',!!!!!!!!!!!>``!>
                                    '     ,<!!!!;,``'!!!!>' ! ;,
                                      ,;!!!!!!!'''''- `<!''/ :!!!;
                                     !!>`!!!!> ,, d$$$h.`.,cc,`!!!!,
                                   ;!!'''!!!! d$", ?$$$$h $$$$=``!!!>
                             .,,,,,ccc-:!!!!' $"4$i `$$$$r$$$$P . !!!!
                             $$P"???"":!!!',Jh2?,  "=.?$$$$$P",c3 !!!!
                             $u !!!! :!!',e$$$$hccc, ,,?$$$P    = <!!! u
                             ?$c''' :`! J$$$$$$$$$P' ?$$$$$$cc`? hu <! $i
                              "$$cd  !! " -""??$$P $, ."?$$$$$$c "$b`> $"
                                .,,  !!.(:!!!!!:`?d$$c`, `?$$PF ' RF
                                !!!> `!!!!!!!!''' ===$$cJc,::',,/ > ;>
                               !!!!! '!!!!(,;<!!! ====$$$$$r,d$F .`'<>'
                             ,!!!!!!>,`!!!!!!'`,- ,z==$$$$$ $$P <:`<;!!!
                            ,!!!!!!!!!>`<!`,<!`;! ' ,c$$P"" `$  `<!!.`!!'
                           !!!!!!!!!!!!!.`<!!!!', ,$$P'zd$$$$ccJ  '!!!;!;'
                          !!!!!!!!!!!!!!!!:<!! < >"$ z$$$$$$$$$c  `!!!!!!>
                         `<!!!!!!!!'!!!!!!!!!;('!> <$$$$$$$$$$$$r`>`!!!!!!!
                          !!!!!!!!'<!!!!''''<!!!.'`!;;;,`"?F"?$$" !>!!!!!!!!
                          !!!!!!! !!!!  z$$$cc``!!<:`!!!!!>, `?" !!!!!!!!!!'
                          `!!!!!! !!!',$$$$$$$$c `!!!<!!!!!!!!,;!!!!!!!!!!!>
                           ``!!!!>!! z$$$$$$$$$$h.`!!!!!!!!!!!<.`''!!!!!!!!!
                             ``!!!! <$$$$$$$$$$$$h <!!!!!!!!!!!!!>, `!!!!!!!
                              ;,(!! $$$$$$$$$$$$$$h !!!!!!!!!!!!!!!( '!!!!!
                              !!!!! $$$$$$$$$$$$$$$ <!!!!!!!!!!!!!!!!;`!!!'
                              !!!!! $$$$$$$$$$$$$$$,`!!!!!!!!!!!!!!!;' !!!
                             ,!!!!  $$$$$$$$$$$$$$$$,`!!!!!!!!!!!!!!! >!!'
                           c ''!> d 3$$$$$$$$$$$$$$$$,`!!!!!!!!!!!!!! !!`
                        ,c$$hc !>3$FJ$$$$$$$$$$$$$$$$$,`!!!!!!!!!!!!' !!
                     ,c$$$$$$$$,` $c$$$$$$$$$$$$$$$$$$$ `!!!!!!!!!!' !! `
                .,c$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$h !!!!!!!!!',!!!
             ,d$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$?$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$ `!!!!!!!! !!!
          ,d$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$ $$$$$$$$$$$$$$$$$$$$ ;!!!!!!!!<!!'
         $$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$P $$$$$$$$$$$$$$$$$$$P !!!!!!!!!!!!
        d$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$P" J$$$$$$$$$$$$$$$$$$$'.!!!!!!!!!!!>
       J$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$F,c",$$$$$$$$$$$$$$$$$$$" !!!!!!!!!!!!!
      ,$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$P",dP",$$$$$$$$$$$$$$$$$$$" !!!!!!!!!!!!!
      $$$$$$$$$$$$$$$$$$$P",$P",$$$$$$$$$$$$$$$$$$$P .!!!!!!!!!!!!!!
      $$$$$$$$$$$$$$$$$$F dP". $$$$$$$$$$$$$$$$$$$F <!!!!!!!!<!!!'!
     J$$$$$$$$$$$$$$$$$",P";!!`$$$$$$$$$$$$$$$$$P",!!!!!!!!' !!!
     $$$$$$$$$$$$$$$$$"4F !`<!;; $$$$$$$$$$$$"P ,!!!!!!!!'  ''
     $$$$$$$$$$$$$$$$P.$F,';!!!! $$$$$$$$$$$$F !!'`,''`,
    J$$$$$$$$$P",,??$ $$$"/)!!! $$$$$$$$$$$$$F '- ',c$$$
    $$$$$$$$P"c$$$h, d$$$  !!!!'$$$$$$$$$$$$$F $ u$$$$$F
    $$$$$$$F,$$$$$$$ ?$$$h:!';'.$$$$$$$$$$$$$F $c$$$$$$
   <$$$$$$F,$$$$$$$$,`$$$L > ` 3$$$$$$$$$$$$$F<$$$$$$$"
   J$$$$P",$$$$$$$$$b $$$$, bdb`$$$$$$$$$$$$$ <$$$$$$F
   $$$C,-,$$$$$$$$$$$i`$$$$c$$$r`$$$$$$$$$$$$ <$$$$$$
  J$$$C,$$$$$$$$$$$$$$,`$$$$$$$P `$$$$$$$$$$$F`$$$$$$
,$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$,`$$$$$P,$u`$$$$$$$$$$b $$$$$$F
,$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$ $$$$F,$$$,`$$$$$$$$$$h`$$$$$b
$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$P $$$F $$$$$ `$$$$$$$$$$i`$$$$$
$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$F z$$" $$$$$?? ?$$$$$$$$$$b ?$$$F
`$$$$$$$$$$$$$$$$$$$P",d$$P d$P",cc$F $$$$$$$$$$$F`$$$F
$$$$$$$$$$$$$$$$$$",$$$$P,d$$$$$$$$$ $$$$$$$$$$$F<$$$F      ..z..
$$$$$$$$$Ccc=====,,c,-c,    """"""?? ?$$$$$$$$$$L`$$??=,,ucP"lJ"$b
,$$$$???",cci",ccF,'"?b,-              ?$$$$$$$$$?==-4$$,,"lcF$$ `$L
      `????"z$$$b/, P="?)               `?$$"li" z$?r3Fc?,$`P"$$$r`$
          `""?$$P");"""                   ""d"Fr4$."d $c F3 `??"""
                                           ?$r"$4$$b? ???"'

0


Вы здесь » Король Лев. Свет во Тьме. » TLK » Фанфики